Что успели сделать парламентарии в ходе весенней сессии — законы запретительные, карательные, резонансные и просто нелепые вспоминал THE NEW TIMES

Депутат Государественной думы Ирина Яровая. Фото: Rus2web_ru

Весенняя сессия Государственной думы седьмого созыва подходит к концу. 24 июля депутаты начнут «работу с избирателями в регионах», а еще через неделю отправятся на заслуженные каникулы. Депутаты нуждаются в отдыхе: при спикере Вячеславе Володине они, конечно, изобретают меньше законопроектов, чем в прошлом созыве, зато вынуждены от звонка до звонка сидеть на пленарных заседаниях, а за прогулы подвергаются штрафам.

Всего в ходе весенней сессии депутаты внесли в Думу 605 законопроектов (за созыв — 979, в ходе осенней сессии 2016 года — 374, это и неудивительно, поскольку осенняя сессия вдвое короче весенней).

Предыдущий состав Думы работал много интенсивнее и прозвище «взбесившийся принтер» заработал честно: в среднем в ходе длинных весенних сессий 2014–2016 годов вносилось около 1000 законопроектов, рекорд — 1117 (2016 год).

Из внесенных за время весенней сессии 2017 года законопроектов принято 167 и еще 13 одобрено профильными комитетами (то есть будут приняты либо до конца весенней сессии, либо после каникул). Ни один не отклонен Советом Федерации, президент успел подписать 159 новых законов (это не значит, что он не подпишет остальные; все принятые Думой и прошедшие СФ законы будут постепенно подписаны и вступят в силу).

НЕ БЕЗ СКАНДАЛОВ

Седьмая Дума, как видим, в целом менее продуктивна, чем шестая, и, соответственно, скандальных законопроектов производит тоже меньше. Но они, разумеется, все равно есть, и работу свою в январе 2017 года парламент начал как раз со скандала. В январе был принят и уже в феврале подписан Владимиром Путиным так называемый «мизулинский закон о шлепках», декриминализовавший семейные побои, не влекущие за собой тяжких телесных повреждений. Собственно, все нетяжкие побои, кроме семейных, декриминализовала еще предыдущая Дума, а вот уголовное наказание за семейные побои по инициативе единоросса Павла Крашенинникова было сохранено. Борцом за семейное счастье выступила сенатор Елена Мизулина, ее лоббистских возможностей хватило, чтобы отменить поправку Крашенинникова. Мизулина настаивала, что в регионах родителей сажают за невинные шлепки детям, отсюда и неформальное название закона.

Достоверной статистики, которая бы доказывала, что родители действительно как-то особенно страдали от прежней версии закона, нет. Впрочем, нет и цифр, однозначно свидетельствующих о скачке семейного насилия после принятия мизулинского закона (хотя о таком скачке писал, например, в Facebook мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман).

Кроме того, Мизулина лоббировала законопроект о запрете бэби-боксов, но пока Дума его отклонила.

Есть в активе у седьмой Думы и другие законы, принятые как раз в рамках весенней сессии и призванные защитить детей. Так, например, россиянам теперь запрещено называть детей бранными словами, комбинациями букв и цифр, аббревиатурами, а также использовать вместо имен номера.

Фото: tjournal_ru

МАКСИМУМ ШУМА

Самым резонансным из законов, прошедших через Думу в ходе весенней сессии, стал закон о реновации в Москве. Законопроект после первого чтения спровоцировал не только массу публикаций в СМИ и в социальных сетях, но даже и митинг протеста, в котором приняли участие свыше 20 тыс. москвичей. Московская мэрия, по данным NT, готовила документ в страшной спешке, не предполагая, что его вообще кто-то будет внимательно изучать, после того как программу реновации предварительно одобрил президент. Первая версия содержала множество недочетов, максимально расширяла права мэрии и застройщиков, а собственников предназначенного к сносу жилья, наоборот, практически всех прав лишала. В итоге в документ было внесено более сотни поправок, а в Думе — что для российского парламента беспрецедентно — прошли слушания по законопроекту с привлечением не только экспертов, но и рядовых граждан. Причем в число граждан попали даже искренние критики реновации, хотя лидеров протеста против мэрской программы в зал все же не пустили.

Законопроект принят в третьем, окончательном чтении, споры вокруг него затихли, и нового их всплеска стоит ожидать в конце июля, когда, по словам вице-мэра Москвы Марата Хуснуллина, будут сформированы окончательные списки домов, подлежащих сносу.

СИЛОВИКИ В СИЛЕ

В ходе весенней сессии Дума разрешила ФСО засекречивать данные об имуществе лиц, находящихся под охраной ведомства. Закон, инициированный президентом, общество восприняло однозначно — как реакцию на резонансные антикоррупционные расследования ФБК Алексея Навального, других организаций и СМИ. Против законопроекта голосовала фракция КПРФ, но при наличии у «Единой России» конституционного большинства это не имеет значения.

(Также ФСО и ФСБ получили право изымать земли для «государственных нужд Российской Федерации», но для этого специальных законов не понадобилось, хватило президентских указов).

Кроме того, был принят закон, предусматривающий уголовное наказание за «склонение несовершеннолетних к самоубийству, в том числе через «группы смерти» в соцсетях». Законопроект внесла Ирина Яровая, что с большой долей вероятности позволяет утверждать о причастности к его подготовке Совета безопасности. Фактически, это еще один инструмент, позволяющий силовикам усилить давление на интернет.

Также Дума успела в первом чтении принять два закона, инициированных ФСБ и направленных на борьбу с анонимностью пользователей сим-карт и мессенджеров. Законопроекты вызвали критику со стороны членов фракции ЛДПР, поскольку их техническая реализуемость под вопросом, зато конфликт с гарантированным Конституцией правом на тайну переписки на лицо. Тем не менее законопроекты будут приняты.

БЕЗУМИЕ НА МАРШЕ

И, конечно, никуда не делись разнообразные безумные инициативы — фирменный знак российского законотворчества. В ходе весенней сессии депутаты успели предложить перекрасить Кремль в белый цвет (ибо белый — цвет невинности), запретить рекламу грудных имплантантов (нетрудно догадаться, что это идея Виталия Милонова), ввести уголовное наказание за супружеские измены и запретить женщинам курить.

И в том, что после каникул идей такого рода у них только прибавится, поводов сомневаться нет.

Читайте также: «Между имиджем и Кремлем», «Успехи и провалы спикера Володина» 

Читайте также:

Подписаться