За лидера движения «Вперед» 39-летнего Эммануэля Макрона, согласно предварительным результатам голосования 7 мая, отдали свои голоса 66,06 % ибирателей, за ультраправого кандидата Марин Ле Пен - 34,2 %. Таким образом, Эммануэль Макрон становится самым молодым президентом пятой республики. Явка на выборах, согласно предварительным данным, едва превысила 65,06%. От явки воздержалось более 33,94% избирателей – самый низкий показатель с 1969 года. Макрона уже поздравили с избранием глава Еврокомиссии Жан Клод Юнкер, премьер министр Великобритании Тереза Мэй, канцлер Германии Ангела Меркель и президент США Дональд Трамп. Накануне выборов корреспондент The New Times проехал по югу Франции, где как принято считать, позиции Марин Ле Пен наиболее прочны. Оказалось, что это не совсем так

 Эммануэль Макрон выступает с победной речью перед избирателями

Коммуна Муасак-Бельвю в департаменте Вар живет за счет туристов, приезжающих на озеро Святого Креста и в прилегающее к нему Вердонское ущелье. Традиционно правые и крайне правые кандидаты получают здесь высокие результаты. Тем не менее,  среди работников гостиничного бизнеса  сторонников Марин Ле Пен, как оказалось, не так уж много:“Все мои коллеги, как и я, проголосуют за Макрона”,  - уверенно говорит Антуан, заместитель управляющего одного из местных отелей.

 

Молодой и активный

То, что некоторые называют «слабостью» или «опасностью» Макрона, бывшего социалиста, а ныне вроде бы центриста, но отказывающегося признать это официально, — его гибкость и отказ занять четкую идеологическую позицию — Антуана, наоборот, привлекает:

“Он молодой, активный, у него есть энергия. К тому же, мне нравится, как он балансирует между правыми и левыми. Вот я в социальных вопросах — левый, а что касается экономики — правее; и раньше я мог выбирать только одно из двух, а теперь есть кандидат, который мне полностью подходит. Моя мама тоже за него голосует».

Рассуждая о перспективах Марин Ле Пен, Антуан делает испуганное лицо: “Посмотрите на Трампа! Это же ужас, что происходит в Америке. И зачем это нам? Я не могу даже представить себе, какой катастрофой обернется Ле Пен, это невообразимо. Она говорит, что будет бороться с террором, но она скорее сама его принесет.” 

Конечно, не все в этих местах разделяют точку зреняи Антуана. В департаменте Вар в первом туре Марин Ле Пен набрала 30 % голосов, что намного выше того, что получал когда-то здесь ее отец, Жан-Мари Ле Пен, а здесь он получал больше, чем где-либо еще во Франции.  Тем не менее, отыскать скторонников Марин оказалось не так-то просто. Кто-то стесняется признаваться в этом  - в кругу ли друзей или в очереди за баорной стойкой. Где-то заранее не доверяют иностранцу, да и просто выходцу не из этих мест. Сторонники Марин Ле Пен не собираются, к примеру, на митинг на одной площади: как и многие популистские движения, «Национальный фронт» делает ставку на «горизонтальные связи»: цель  -  объединить в своих рядах  как можно больше недовольных самыми разными проблемами — экономическими, социальными, гендерными. А затем направить  это недовольство в одно русло — ксенофобии и неприятия мигрантов, в первую очередь мусульман, от которых-де следует защитить “европейские ценности” и «наших женщин».

«Посмотрите на Трампа! Это же ужас, что происходит в Америке. И зачем это нам? Я не могу даже представить себе, какой катастрофой обернется Ле Пен, это невообразимо».

 

Женская тема

В надежде получить такую защиту от Марин Ле Пен за нее собирается  голосовать Матильда и ее подруги из городка Салерн, лежащего в 30 км к югу от Муасак-Бельвю. Сперва Матильда не хотела говорить про выборы вообще, но поняв, что все же как-то надо раъяснить иностранцу свой тост — “Vive Marine!”— заметила: «Я голосую за Ле Пен в первую очередь потому что она обещает обеспечить права женщин. Я — молодая женщина, и я не могу и не хочу больше терпеть. Хватит! Эти политики из истеблишмента, они и дальше будут делать так, как решит Меркель в Германии. Я хочу, чтобы мы решали все во Франции, и чтобы я была свободной женщиной. Я хочу ходить на пляж и видеть то, к чему я привыкла.”

Подруги Матильду поддержали. Ее пассаж про «пляж» - это отсыл к прошлоголдней дискуссии вокруго буркини—мусульманского купального костюма, полностью закрывающего тело женщины. Скандал вспыхнул прошлым летом после того когда мэр пригорода Ниццы Вильнев-Лубе ввел запрет на появление в таких костюмах на пляже.

Эту тему Марин Ле Пен успешно использовала в ходе предвыборной кампании: “Франция — это Брижитт Бардо, а не буркини”, говорила она, имея в виду знаменитую фотосессию Бардо в открытом купальнике. Про то, что во времена, когда состоялась эта фотосессия. такое появление на пляже называли не иначе как нападками на традиционные ценности, Марин, конечно же, не упоминала. В любом случае предвыборная игра на тему прав женщин, безусловно, принесла Ле Пен очки. Она с легкостью позволяля себе такую риторику, какую ее отец, убежденный католик и уж точно не феминист, не мог себе позволить.

 «Я голосую за Ле Пен в первую очередь потому что она обещает обеспечить права женщин. Я — молодая женщина, и я не могу и не хочу больше терпеть. Хватит! Эти политики из истеблишмента, они и дальше будут делать так, как решит Меркель в Германии. Я хочу, чтобы мы решали все во Франции, и чтобы я была свободной женщиной. Я хочу ходить на пляж и видеть то, к чему я привыкла».

 

Противостояние 

 Через дорогу от бара, в котором мы познакоимились с Матильдой и ее подругами, — лавка Жерома, мясника, живущего в Салерне последние 7 лет. Его спор с Матильдой вряд ли вышел бы конструктивным: Жерому по душе все что угодно, но только не Ле Пен.

“Лучше уж пусть у нас будет путч! Лучше пусть правит свинья, и та лучше справится,” — говорит он.

Большим сторонником Макрона он себя тоже не считает, но поскольку Ле Пен ничего, по его мнению, в экономике сделать не сможет, то утешает себя тем, что Макрон — хотя бы либерал, а вовсе не левый, как принято считать: “Этого сейчас достаточно, чтоб его поддержать. У меня эта лавка уже много лет, я надеюсь, что будет легче торговать.”

До буркини, как и вообще проблем с иммигрантами,  Жерому дела нет. 

“Лучше уж пусть у нас будет путч! Лучше пусть правит свинья -  и та лучше справится.”

 Чем ближе к морю, тем ощутимее предвыборное противостояние. После Салерна бетонные ограждения на шоссе покрыты красными граффити: “Беженцы, добро пожаловать! Нет расизму! Антифа!”

 Еще через пару километров — широкими мазками на автобусных остановках: “Марин, спаси нас!”

Обе стороны действительно не готовы слушать друг друга: сторонников Ле Пен клеймят фашистами, не пытаясь разобраться в их мотивации. Те же говорят, что лагерь Макрона идет на поводу у политической элиты и сам Макрон ничего не изменит. 

 

Оба плохие

Но есть и не определившиеся. Патриция, работающая консультантом и продавцом на винограднике близ Ле-Мюи, не знает, за кого будет  голосовать 7-го. В первом туре  она отдала свой голос Франсуа Фийону -  ни Макрон, ни Ле Пен не отвечают ее чаяниям.

“Для меня они оба одинаково плохи. Макрон ведь хорош для бедных или богатых, но для среднего класса он ничего не сделает. Ну а Ле Пен просто экстремистка, она вообще ничего с экономикой делать не будет».

«Макрон  хорош для бедных или богатых, но для среднего класса он ничего не сделает. Ну а Ле Пен просто экстремистка, она вообще ничего не с экономикой делать не будет».

 Вообще, неопределившихся избирателей в Варе немало.  Вполне может оказаться так, что  их голоса, в первую очередь тех, кто  голосовал в первом туре за Фийона, распределятся поровну между Макроном и Ле Пен. Еще один фактор — неясность с тем, в пользу кого могут перераспределиться голоса сторонников ультралевого кандидата Жана-Люка Меланшона, а также  пассивность сторонников Макрона, о чем писали местные газеты. В итоге совокупности этих факторов может хватить для победы Марин Ле Пен в регионе.

 

«Почему бы не голосовать за него?»

Французская  предвыборная кампания-2017  не только отменила (пускай и временно) традиционные политические полюсы  - “социалисты-республиканцы”,  - но и вывернула наизнанку мотивацию многих избирателей. Казалось бы, идеологическая неопределенность Макрона — качество не из самых привлекательных. Но вот у адвоката  Жана-Люка из городка Фрежюс, чей мэр, кстати,  — Давид Рашлин, глава избирательного штаба Ле Пен, на этот счет другие соображения:

«Да, не понятно, что он на самом деле думает, - говорит Жан-Люк о Макроне. -  Но очень умен, а главное — как он держит себя, как справляется с эмоциями. Я работаю адвокатом десятки лет и никогда не видел, чтобы люди так контролировали себя. А ему всего 39 лет. Не знаю, каким он будет президентом, но в этом сумасшедшем мире — почему бы мне не голосовать за него?”

Фото: ТАССhttps://www.facebook.com

 

 

 

Читайте также:

Подписаться