В Московской окружном военном суде третий месяц идут слушания по делу об убийстве оппозиционного политика Бориса Немцова, застреленного 27 февраля 2015 года напротив Кремля. Доказательства представляет сторона обвинения, никто из пятерых чеченцев своей вины не признает. Что стало понятно по результатам 23 заседаний — выяснял The New Times

Кадр оперативной съемки, сделанной за день до убийства Бориса Немцова. В центре — командир батальона полка «Север»  Руслан Геремеев, Москва, гостиница «Украина», 26 февраля 2015 года. Фото: «Новая газета»

На скамье подсудимых — Заур Дадаев, следствие считает, что именно он стрелял в Немцова, а также Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. По официальной версии, именно они были исполнителями убийства. Организатором следствие пытается представить Руслана Мухудинова, помощника и водителя Руслана Геремеева, командира батальона полка «Север» Внутренних войск МВД РФ, а также «других неустановленных лиц». Однако адвокат потерпевшей стороны Вадим Прохоров настаивает на причастности к организации убийства Немцова именно Руслана Геремеева, командира батальона полка «Север». Адвокат убежден, что Руслан Геремеев это мог сделать только по поручению более влиятельных людей Чечни. «Цепочка там, можно предположить, такая: Руслан Геремеев, его дядя Сулейман Геремеев — он представляет Чечню в Совете Федерации. Туда он, кстати, попал, как только его вызвали на допрос по убийству одного из Ямадаевых. Стал сенатором, чтобы была неприкосновенность. Двоюродный брат Руслана Геремеева, депутат Госдумы Адам Делимханов (его глава Чечни Рамзан Кадыров называл своим преемником), а там уже и Рамзан Кадыров. Без его санкции такое не могло произойти», — убежден Прохоров. По словам адвоката, материалы дела свидетельствуют, что Руслан Геремеев часто ездил в «Президент-отель» и имел доступ к гостиничному номеру своего дяди, сенатора Сулеймана Геремеева: именно в «Президент-отеле», как сообщали СМИ, долгое время проживали отряды чеченских силовиков, формально прикомандированные для охраны чиновников из Чечни. Источники «Новой газеты» и «Росбалта» говорили о причастности чеченских силовиков из «Президент-отеля» к крышеванию бизнеса и выбиванию долгов. С подобным в Москве мог быть связан и Руслан Геремееев, полагает Прохоров. Адвокат Жанны Немцовой полагает, что руководство Чечни причастно к убийству политика и что именно по их поручению была создана специальная группа в Москве, которую организовал Руслан Геремеев.

Свидетель

Ключевыми на процессе — во всяком случае пока — стали показания 32-летней Зарины Исоевой (22–23 ноября), которая была домработницей в двух квартирах, где жили подсудимые, на улице Веерная, 3 и Веерная, 46, на западе Москвы. Свидетель опознала четырех из пяти обвиняемых (кроме Бахаева). Исоева, которая теперь находится под программой защиты свидетелей, сообщила суду, что Руслан Мухудинов рассказывал ей, что работает водителем и получает 45 тыс. рублей в месяц. Именно этого человека следствие пытается представить организатором преступления, за которое, по официальной версии, было выплачено исполнителям 15 млн рублей.

ПО СЛОВАМ СВИДЕТЕЛЬНИЦЫ, ЕЩЕ В ФЕВРАЛЕ 2015 ГОДА РУСЛАН ГЕРЕМЕЕВ ПООБЕЩАЛ «СЛОМАТЬ ЕЙ НОГИ», ЕСЛИ ОНА РАССКАЖЕТ ЧТО-ТО ЛИШНЕЕ

Исоева давала показания на протяжении двух дней, настаивая, что Руслан Геремеев был непосредственным начальником подсудимых, по словам домработницы, остальные его боялись и уважали.

Адвокат Вадим Прохоров: Кто непосредственно оплачивал вашу работу?

Зарина Исоева: Руслан Геремеев.

Адвокат Прохоров: Он общался с остальными, находящимися здесь?

Исоева: Да.

Адвокат Прохоров: Кто там был старшим в этой компании?

Исоева: Руслан Геремеев.

Подозреваемый в убийстве Немцова Заур Дадаев (крайний справа) вместе с подельниками в клетке Московского окружного военного суда, 3 октября 2016 года

Исоевой в присутствии присяжных были показаны многочисленные видеозаписи с камер наблюдения в центре Москвы в день убийства Бориса Немцова. Она опознала Анзора Губашева, который после задержания дал признательные показания и объяснил убийство Немцова тем, что оппозиционный политик порочил честь государства, провоцировал народ своими выступлениями, а также финансировался Западом и Бараком Обамой. В дальнейшем Анзор Губашев от своих признаний отказался. Также Исоева опознала Беслана Шаванова, который погиб в Грозном при задержании еще в марте 2015 года, по официальной версии, при самоподрыве гранаты. Беслан Шаванов, как и Заур Дадаев, был бойцом полка «Север». Помимо видеозаписей обвинение представило данные мобильных телефонов обвиняемых, которые подтвердили местонахождение Анзора Губашева в центре Москвы в день убийства Немцова.

Причем свидетельница дала эти показания, несмотря на то что в ее адрес поступало немало угроз в конце мая — начале июня 2016 года.

Представляющая сторону обвинения прокурор Мария Семененко

Прокурор Мария Семененко: От кого поступали (угрозы)?

Зарина Исоева: Я не знаю. Поступали от человека… Он не был ни узбеком, ни киргизом, акцент был кавказским (Исоева по национальности таджичка).

Прокурор Семененко: Что он вам сказал?

Исоева: Чтобы я исчезла из Москвы. Я обратилась в Следственный комитет, и мне предоставили защиту.

По словам свидетельницы, еще в феврале 2015 года Руслан Геремеев пообещал «сломать ей ноги», если она расскажет что-то лишнее. «В конце мая и начале июня 2016-го поступили звонки, — рассказала Зарина, отвечая на вопрос адвокатов обвиняемых. — Я не знаю, кто мне звонил, но это были люди из Кавказа, они пообещали поймать меня, пробить голову и показать в YouTube, если я не исчезну из Москвы», — повторила она.

Адвокат Вадим Прохоров обратил внимание, что на Веерной улице, где убиралась Исоева, находится и квартира, принадлежащая семье главы Чечни Рамзана Кадырова. Вряд ли это является простым совпадением.

Рамзан

28 ноября Рамзан Кадыров после упоминания его имени на процессе сказал в интервью ТАСС, что готов выступить в суде в качестве свидетеля, если его вызовут по повестке. Ранее адвокаты Жанны Немцовой, дочери политика, уже пытались допросить главу Чечни, но Следственный комитет им в этом отказал. В интервью Кадыров не постеснялся назвать Бориса Немцова врагом России, а его убийство — провокацией. «Зная, что от Бориса Ефимовича больше нет пользы, его друзья решили одним залпом убрать двоих: застрелив Немцова, устранить Кадырова. Но со мной ничего у них не получилось. Я абсолютно спокоен, на ложь и провокации не реагирую. Посылаю всех подальше и нормально живу», — сказал глава Чечни.

О Кадырове говорили вызванные в суд 30 ноября товарищи Бориса Немцова по демократической оппозиции Александр Рыклин и Илья Яшин. Член «Солидарности» Александр Рыклин рассказал, как Немцов в 2002 году ездил выступать в Чечню и тогдашний лидер республики Ахмат Хаджи Кадыров, убитый 9 мая 2004 года, посоветовал ему не ночевать в республике и дал охрану, опасаясь нападений со стороны недовольных его выступлением молодежи. Среди разозленных выступлением Немцова молодых людей, по словам Рыклина, был и Рамзан Кадыров. «Когда я вышел из зала, ко мне подошел человек с белесыми глазами и сказал, что за такие речи меня надо убить. Я спросил: «Кто вы?» Он достал и предъявил мне удостоверение то ли подполковника ФСБ, то ли полковника. Это был Рамзан Кадыров. <…> В его глазах я увидел ненависть», — писал Немцов в своей книге «Исповедь бунтаря». Соратник Немцова по партии ПАРНАС Илья Яшин рассказал об исследованиях Бориса Немцова, касавшихся войны на Востоке Украины. В частности, политик публиковал данные о помощи чеченских властей пророссийским сепаратистам. «Всерьез Немцов опасался только одного человека — Рамзана Кадырова», — сказал Яшин в зале суда в присутствии присяжных.

Генерал

Помимо главы Чечни на слушаниях в Московском окружном военном суде неожиданно был упомянут глава Росгвардии, генерал армии Виктор Золотов, в недавнем прошлом — «человек за спиной», начальник Службы безопасности президента, а потом глава Внутренних войск МВД РФ, в состав которых входил полк «Север». Напомним: в феврале 2015 года, когда был убит Борис Немцов, предполагаемый киллер Заур Дадаев проходил службу в полку «Север», а Руслан Геремеев был командиром батальона. За ухом у Дадаева после задержания в Ингушетии 7 марта были обнаружены следы пороха. По версии Дадаева, эти следы — результат отстрела служебного оружия 2 марта 2015 года, то есть через три дня после гибели Немцова. Однако Дадаев так же утверждает, что еще 1 марта он подал рапорт об отставке. Представляющая обвинение прокурор Мария Семененко потребовала от Дадаева пояснить это противоречие: как он мог отстреливать служебное оружие на следующий день после своего увольнения? Дадаев сообщил, что начальство его уволило задним числом. На вопрос прокурора, кто конкретно его уволил, он ответил:

Дадаев: Надо этот вопрос задавать тому человеку, кто составлял этот документ об увольнении.

Прокурор Семененко: Кому? Делимханову А.С.? (Имеется в виду командир полка «Север» Алибек Делимханов, родной брат депутата Госдумы Адама Делимханова, который считается вторым по влиятельности человеком в Чечне после Рамзана Кадырова. — NT).

Дадаев: Да хоть Делимханову. И Золотову. У них спросите.

Адвокат Прохоров уверен, что Дадаев «сам не понял, что сказал». При этом Прохоров считает, что нынешний глава Росгвардии мог поспособствовать тому, что, например, Руслан Геремеев не только не привлечен к суду в качестве обвиняемого, но и не был допрошен следователями.

Неизвестные

В ходе целого ряда судебных заседаний постоянно упоминаются два человека, которые часто и много общались с обвиняемыми. Одного из них зовут Джабраил (о нем говорила Зарина Исоева). Именно Джабраил в ночь после убийства Бориса Немцова приехал в квартиру на Веерной, 46 вместе с предполагаемым убийцей Зауром Дадаевым, а также со следившими за Немцовым в этот день Анзором Губашевым и Бесланом Шавановым. Камера наблюдения зафиксировала, как спустя полтора часа после убийства они зашли в подъезд (запись была показана в суде). Джабраил, которого опознала Исоева, нервно дергает дверь, но не может ее открыть. Спустя пару минут четверо заходят в подъезд, несмотря на не самое лучшее качество записи, домработница без труда определяет людей на видео.

«Всерьез Немцов опасался только одного человека — Рамзана Кадырова»

Второе имя — некий Асланбек. По словам Исоевой, Асланбек (она слышала, как об этом говорили чеченцы) незадолго до убийства Немцова получил звание полковника. Асланбек приходил к Руслану Геремееву по вечерам и о чем-то беседовал. По мнению адвоката Прохорова, Джабраил и Асланбек — действующие офицеры ФСБ и МВД соответственно. «Но в отличие от конспирологов, которые думают, что раз это силовики, то речь идет об одобрении убийства с самого верха, я думаю, что они были введены уже в сформировавшуюся группу Руслана Геремеева на заключительном этапе в качестве прикрытия. Этнический компонент преобладал над профессиональным», — полагает Прохоров. Защита потерпевших уже заявила ходатайство о допросе Джабраила и Асланбека.

Присяжные

Безопасность присяжных — этот вопрос стал предметом обсуждения в суде, и это сам по себе говорящий факт. Прокурор Мария Семененко обратила внимание, что член Совета по правам человека при главе Чечни Хеда Саратова, называющая себя правозащитницей, на одном из заседаний пыталась снять присяжных на телефон. По правилам это категорически запрещено. «Отбор присяжных проводился тяжело, по разным поводам они брали самоотводы. А я напомню, что организаторы и заказчики преступления не находятся на скамье подсудимых. Целый ряд свидетелей находится под госзащитой. Поэтому любой инцидент, любая вероятность воздействия на присяжных и на свидетелей — это очень серьезно», — так характеризовал инциндент с присяжными адвокат Прохоров.

До Нового года свои доказательства в суде начнет представлять сторона защиты обвиняемых, потом стороны озвучат дополнительные доказательства и перейдут к прениям.

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС, © агентство «Москва»

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.