Зэкá Олег Навальный дает советы тем, кто пока на воле: почему полезно читать Уголовный кодекс и что выгоднее — украсть банку самогона или немного нефти из нефтепровода

Олег Навальный, ИК-5, поселок Нарышкино Орловской области

Сколько человеку придется досидеть за мелкое хищение, которое перестало быть уголовным преступлением, зависит от субъективных представлений  судьи. Фото: Кристина Кормилицына/Коммерсантъ

Сколько человеку придется досидеть за мелкое хищение, которое перестало быть уголовным преступлением, зависит от субъективных представлений 
судьи. Фото: Кристина Кормилицына/Коммерсантъ

Многие, наверное, слышали, что общество наше становится все гуманнее и гуманнее буквально с каждым часом. А так как этот процесс иногда совпадает с обесцениванием национальной валюты, то недавно было принято решение, что мелкие хищения не наказуемы уголовно. Ну, то есть так было и раньше, просто теперь значительный размер хищения стал 5000 руб., а был 2500 руб. Вообще это очень правильно, так как тратиться пару лет на содержание чудика, который украл в магазине бутылку коньячку, не очень эффективно, тем более в режиме «затяните пояса».

Для уже сидящих это тоже очень актуальная тема, так как есть чудесная статья 10 УК РФ, говорящая о том, что если наказание стало мягче после посадки, то оно применяется к з/к, а если жестче, то не применяется. Так что перед тем, как решитесь поработать обухом топора над старушкой-процентщицей, изучите не только УК РФ, но и законопроекты, находящиеся в Госдуме на рассмотрении.

Ну так вот, эта декриминализация стала для тюремного населения приятным сюрпризом, гораздо большим, чем, например, широкая амнистия к 70-летию Победы, по которой должны были отпустить кучу народа, а выпустили двух беременных афганцев.

Конечно, наша суровая судебная система с 0,2% оправдательных приговоров, уходящая в молоко, слегка подпортила праздник декриминализации.

Кейс 1

З/к Иванов, крадун. Осужден по 10 эпизодам хищения, пусть пять из них в суммах от 3 до 5 тыс. руб., а пять — в суммах от 5 до 40 тыс. руб. За каждый эпизод ему назначили наказание по 1 году лишения свободы и путем частичного сложения наказаний окончательно приговорили к 3 годам в колонии общего режима. Иванов отсидел 1,5 года, и тут — декриминализация. Очевидно, что первые пять эпизодов уже не несут в себе уголовно наказуемого деяния. Логика подсказывает, что Иванова надо отпускать, но суд скидывает ему 5 месяцев. Почему? Сие нам неведомо. Вообще у меня сложилось впечатление, что у судов была какая-то установка, что если зэку осталось сидеть «недолго», то его выпускали, а если «долго», то скидывали несколько месяцев. «Долго» и «недолго» зависит от субъективных представлений судьи, как я смог заключить, изучив несколько решений подобного рода. Ну и так неплохо. Даже на пару дней меньше отсидеть — все равно приятно.

Если перед вами стоит дилемма, красть из хаты Даниловны бутыль первача или подключиться к «Силе Сибири», то выбирайте второе

Кейс 2

З/к Петров, крадун — любитель выпить. Петров живет в деревеньке. В этой же деревеньке проживает бутлегерша Даниловна. По установленной традиции, если бутлегерши нет в доме, то постоянные клиенты заходят сами и берут баночку вожделенного сэма с постоплатой. Все работает хорошо, до ссоры по пустякам между Даниловной и Петровым. В результате на Петрова подается заявление о хищении в значительном размере банки с настойкой за 2600 руб. Приехавшие менты уговаривают испуганного Петрова на особый порядок, и он получает три года условно.

В течение двух лет прошлые неурядицы забываются, Петров и Даниловна сосуществуют во взаимовыгодных товарно-денежных отношениях, пока снова не ссорятся на пустом месте. Далее опять заявление, опять значительный ущерб, опять менты, опять особый порядок, и уже 4 года, но не условного, а реального. Отдельно отмечу, что 4 года — это дольше, чем Великая Отечественная война.

Казалось бы, декриминализация — это как раз для Петрова, ведь глупо сидеть 4 года за 2 банки самогона. К тому же, хоть Петров и выпивает, чтобы не прослыть маргиналом в деревенском социуме, он все же работает, имеет семью, двоих маленьких детей, один из которых инвалид.

Но нет, Петрова не выпускают и даже не скидывают ему срок, ведь у него ст. 158 ч. 3 п. «а» — «Кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище». По этой же части сажают чуваков, которые врезаются в нефте- и газопроводы.

Так что если перед вами стоит дилемма, красть из хаты Даниловны бутыль первача или подключиться к «Силе Сибири», то выбирайте второе.

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.