Билл ван Эсвельд, старший исследователь Human Rights Watch по правам детей

23 ноября российские государственные СМИ распространили новость: над восточным Алеппо вертолет сбросил 6 тыс. цветных сердечек и листиков с письмами сирийских детей — они просят прекратить боевые действия. Кто виноват в их страданиях — об этом в новости не говорилось

Чем живут дети Алеппо? Только за последние несколько месяцев на них обрушилось столько ужасов войны, что не знаешь, с чего начать. Дети в Восточном Алеппо гибнут под бомбами, падающими с самолетов, — а самолеты в этом небе могут быть только российскими или сирийскими. Время от времени глаз фиксирует отдельные кадры человеческой трагедии: вот двое мальчишек в пригороде Восточного Алеппо оплакивают гибель брата после очередной августовской бомбежки. А через считаные дни сирийская авиация разбомбит похоронную процессию, а затем тех, кто прибежит на помощь.

Конечно, дети гибнут и под обстрелами со стороны группировок вооруженной оппозиции: те без колебаний применяют минометы, самодельные ракеты и другое осколочно-фугасное оружие. В октябре в западной части Алеппо так погибли, по самым скромным подсчетам, 22 ребенка. Но сирийско-российская коалиция бомбит детей с воздуха еще и запрещенными международной конвенцией кассетными бомбами, у которых есть неразрывающиеся сразу суббоеприпасы — с виду маленькие смешные мячики. Такой вот мячик принес смерть четырехлетней девчушке, решившей в него поиграть.

Больницы, где оказывают помощь детям, тоже бомбят сирийско-российские силы. 23 июля в результате двух попаданий по детской больнице погибли четверо новорожденных. В сентябре удар пришелся еще по одной детской больнице. На сегодняшний день в Восточном Алеппо нетронутых больниц вообще не осталось — разница только в степени повреждений.

Эвакуировать детей из Восточного Алеппо невозможно по многим причинам, в том числе из-за обстрелов правительственными силами единственной дороги, ведущей из города. Вооруженная оппозиция тоже хороша. В октябре, не достигнув с «режимом» договоренности по вопросу об эвакуации, она отказалась прислушаться к призыву ООН и выпустить из города детей с неотложными случаями — например, девятилетнего ребенка с пороком сердца или четырнадцатилетнего — с кишечной инфекцией.

Сирийские власти фактически морят детей голодом. В последний раз попасть в Восточный Алеппо, где в блокаде остаются 100 тыс. детей, представителям ООН удалось 7 июля. На исходе последние запасы продовольствия. А доступ к воде гражданскому населению перекрывают и «режим», и оппозиция.

Больницы, где оказывают помощь детям, тоже бомбят сирийско-российские силы. 23 июля в результате двух попаданий по детской больнице погибли четверо новорожденных

Дети гибнут по дороге в школу или уже в школе — так, прямо на уроке пару недель назад в Западном Алеппо погибли восемь детей. Впрочем, многие из них в школу уже не ходят… В восточной части города школы или закрылись, или переехали в подвалы в призрачной надежде укрыть учеников от бомбежек. Если брать ситуацию по всей стране, то занятия продолжаются только в одной из каждых трех школ.

Почему семьи с детьми остаются в Восточном Алеппо, не бегут от этого затяжного кошмара? Сирийско-российская коалиция сбрасывает листовки, предупреждая оставшуюся там добрую четверть миллиона жителей: «Если вы срочно не покинете эти районы, вы будете уничтожены… Знайте, что на вас все махнули рукой. Вас бросили на произвол судьбы».

Многие — больны, немощны, ранены. Старики не могут уйти, как не могут уйти осиротевшие маленькие дети. А многие просто боятся уходить, ведь «коридоры» не раз обстреливались, и кто знает, что с ними случится на подконтрольной правительству территории.

Дети в Алеппо страдают от военных преступлений. Россия может облегчить их участь, если прекратит незаконные нападения, откажется от использования негуманного оружия и сделает так, чтобы сирийские правительственные силы последовали ее примеру. Россия может открыть доступ гуманитарной помощи в осажденную восточную часть Алеппо и выпустить оттуда мирное население. Наконец, Россия может присоединиться к тем, кто требует ответственности и правосудия, вместо того чтобы блокировать эти инициативы.

Читайте также:

Подписаться