Санкции против России ужесточат только в случае обострения военных действий на Востоке Украины. Но и условий для их смягчения и отмены в ближайшее время нет, считают опрошенные The New Times британские эксперты

«Любые изменения режима санкций напрямую увязаны с соблюдением соглашения Минск-2, анализ же его выполнения будет сделан только в декабре», — пояснил журналу Ричард Коннолли, содиректор Центра изучения России, стран Европы и Евразии в Университете Бирмингема. По его словам, в период до декабря 2015 года полное соблюдение (Россией) Минских договоренностей может привести впоследствии к облегчению санкционного режима, и наоборот — резкое обострение ситуации на Востоке Украины наверняка усилит его. В свою очередь, бывший посол Великобритании в России сэр Эндрю Вуд уверен, что июньский саммит ЕС оставит режим санкций без изменений, и Евросоюз вернется к этому вопросу в конце нынешнего года. «Ситуация в Восточной Украине слишком нестабильна, чтобы можно было говорить о каком-то другом подходе, да и изменений вокруг ситуации с Крымом тоже нет», — отметил он. Разумеется, среди стран Евросоюза в отношении режима санкций против России наблюдается разноголосица, с чем в Лондоне и не спорят. Комментируя недавно этот факт, директор МИД Великобритании по Восточной Европе и Центральной Азии Майкл Тэтэм заметил: разные мнения стран-членов ЕС продиктованы их географическим положением, историей отношений с Россией и экономическими связями. Тем не менее, предостерег он, не надо спешить с выводом, будто вопрос о санкциях «расколол» Европу: «Когда дело доходит до ключевых решений по отношению к России, все в ЕС исходят из приоритета единой позиции Союза и приоритета жесткости этой позиции». Когда пакет мер против России был только согласован, многие скептики уверяли, что это, мол, долго не продлится. Однако санкции оказались долговременной субстанцией, отметил Тэтэм. Это мнение разделяют и независимые эксперты. «Несмотря на очевидное недовольство Греции, Венгрии, Италии и Испании продлением санкций, на июньском саммите мы увидим полное и впечатляющее единство Евросоюза в этом вопросе, — сказал NT Джеймс Никси, директор программ по России и Евразии Чатем Хауса, крупнейшего британского исследовательского центра по международным отношениям. — Все понимают, что свернуть санкции сейчас — это, мягко говоря, проявить слабость. Но и ужесточение санкций тоже вряд ли возможно за отсутствием доказательств усиления российского воздействия на Украину». Эффект почти не виден? Опрошенные NT эксперты также признают: санкции не заставили российское руководство пересмотреть свою политику, отказаться от аннексии Крыма и провоцирования кризиса в Донецком регионе. В отличие от президента США Барака Обамы, заявившего не так давно, что российская экономика «разорвана в клочья», большинство британских специалистов полагает, что санкции не произвели на нее серьезного эффекта.  «Влияние (санкций) на российскую экономику небольшое, — считает Коннолли. — Добыча энергоносителей (в России) находится на самом высоком за постсоветский период уровне, производство оборонной продукции в 2014 году также было рекордным». Более заметным, по мнению эксперта, было влияние финансовых санкций, блокирование доступа к внешнему капиталу. Но и этот эффект сейчас немного ослабляется. «Хотя некоторые российские компании, и особенно заметно Роснефть, испытывали трудности с перестройкой своих долговых обязательств, российский внешний долг в целом сильно сократился», — констатирует эксперт. А вот по мнению Джеймса Никси, санкции против России оказались эффективны, «хотя и не таким образом, как многие ожидали». «Самое главное, что они ясно дали понять неудовольствие от того, что ранее согласованные правила были нарушены… Россия стала государством-изгоем», — сказал эксперт. И добавил: «Санкции — не самый идеальный инструмент... С другой стороны, это постмодернистский инструмент, абсолютно предпочтительный по сравнению с танками и пушками», — сказал Никси. Свою оценку дает сотрудник Чатем Хауса профессор Филипп Хансон: «Санкции — это инструмент, который политики используют, когда дипломатии уже недостаточно, а вступление в войну — это уже слишком. Аннексию Крыма санкции не отменили и вряд ли отменят. Поддержку Москвой донецких сепаратистов — не остановили. Но, с другой стороны, с их помощью Москве передан месседж: Запад возражает против ее действий самым серьезным образом». По мнению Хансона, «возможно, санкции внесли вклад в то, что проект Новороссия был остановлен». Санкции — инструмент неоднозначный, признает Джеймс Коннолли: «Они (санкции) работают только в отдельных случаях и довольно специфических обстоятельствах». Но если альтернатива им — бездействие или война, то, скорее всего, все мировые политики выберут санкции, убежден собеседник журнала. Комментируя по просьбе NT контрсанкции РФ, в частности, «черный список» западных политиков, которым запрещен въезд в Россию, эксперты сошлись в том, что эту меру Запад не воспринял всерьез. «Реакция попавших в «черный список» европейцев не будет бурной, скорей уж ритрической, — не без иронии заметил Коннолли. — В конце концов, маловероятно, чтобы сторонники Ника Клегга (бывший лидер британских либеральных демократов, которому запрещено посещение РФ. — NT ) планировали поездку в Россию в ближайшее время». А вот что заметил Джеймс Никси: «Российский «черный список» — реагирование по принципу «око за око», своего рода расправа с «обидчиком» со стороны незрелого партнера. Какова была реакция в Европе? Люди просто пожали плечами».

Читайте также:

Подписаться