Что делит российская оппозиция?


16 января стало известно, что выборы в Мосгордуму пройдут исключительно по одномандатным округам: партийных списков не будет. Оппозиция ответила на новость сообразно: опять кто-то с кем-то что-то делит и ищет среди своих — лазутчиков и врагов. Что и кто на этот раз — разбирался The New Times
14_01.jpg
У Владимира Рыжкова хоть и нет большинства в политсовете РПР-ПАРНАСа, зато у него в руках регистрация партии. Митинг за честные выборы. Москва, март 2012 г.

«Если сопредседатели в ближайшее время не договорятся, то партии наступит ******», — тут анонимный собеседник в РПР-ПАРНАС употребил запрещенное законом слово, которое обозначает неминуемый конец. Казалось бы — не новость: боями друг с другом и без правил российская оппозиция занимала наблюдателей все годы укрепления авторитарного режима. В результате почил СПС, потом «Правое дело», разве что на огородах, да и то ближе к зиме, можно найти «Яблоко».

Цимес же нынешней ситуации состоит в том, что через восемь месяцев состоятся выборы в Московскую городскую думу, где сейчас у партии власти более 90% мандатов. Игра власти в политическую разморозку дает шанс оппозиции провести в законодательный орган столичного мегаполиса своих представителей: все последние выборные кампании столица голосует поперек чаяниям Кремля. Тут-то РПР-ПАРНАС, одна из немногих политических партий либерального фланга, имеющая государственную регистрацию, и решила наступить на старые грабли.

*Регистрация РПР была восстановлена в мае 2012 г. по решению Европейского суда. В июне того же года в РПР влились члены незарегистрированной Партии народной свободы, и организация была переименована в РПР-ПАРНАС.
Говорят, разногласия начались еще летом. Говорят, что за эти месяцы чего только не было — даже Навальному предлагали стать сопредседателем (сам политик этого The New Times не подтвердил). Говорят, к заседанию федерального политсовета партии, которое состоится в середине февраля, РПР-ПАРНАС может распасться на две части: Республиканскую партию Владимира Рыжкова, за которой закреплена регистрация Министерства юстиции*, и Партию народной свободы Михаила Касьянова и Бориса Немцова, у которой нет самостоятельной госрегистрации, дающей право выдвигать своих кандидатов, не тратя силы и средства на сбор подписей.

Естественно, все ищут руку Кремля. Кремль руку прячет. «Ведется традиционная предвыборная работа. Приводятся в рабочее состояние все рычаги давления», — сказал источник The New Times в администрации президента. И тут же спохватился: «То есть рычаги регулирования ситуации. Власть не давит, власть регулирует. Выборы должны быть под контролем, просчитываются варианты, активизируются силовые позиции».

В переводе на русский обыденный: выборы должны быть похожи на честные, для чего необходимо участие оппозиции, но легкой жизни ей не будет, потому как чиновникам за результат отвечать, значит, проблем — по максимуму, свободы действий — по минимуму. Поэтому — только одномандатные округа и никаких партийных «паровозов». Поэтому — никакого «Народного альянса» Навального: и в регистрации отказали, и название уже украли. Поэтому — и всего одна зарегистрированная оппозиционная партия на либеральном фланге. «Чем меньше у оппозиции вариантов, тем проще с ней работать», — резюмирует источник на Старой площади.
14_02.jpg
Кандидатов от «Народного альянса» на выборах в Мосгордуму, скорее всего, не будет. Съезд партии, Москва, ноябрь 2013 г.

Красные флажки

У оппозиционных кандидатов есть два варианта участия в выборах: идти самовыдвиженцами (в этом случае они должны собрать в свою поддержку подписи — 0,5% от числа избирателей соответствующего округа) или же выступить от зарегистрированной партии. Первый вариант плох тем, что избиркомы систематически признают подписи, собранные оппозицией, недействительными. Ущербность второго варианта становится очевидной, когда регистрация в Минюсте оборачивается правом держателя лицензии на шантаж.

У «Народного альянса» Алексея Навального — все плохо. Дважды Министерство юстиции уже отказало партии в регистрации. Главная же беда пришла в ноябре 2013 года: политический менеджер Андрей Богданов, знаменитый тем, что он открытый масон и что партии печет как пирожки, переименовал одну из подконтрольных ему партий «Родная страна» в «Народный альянс». И Минюст это моментально утвердил.

Член оргкомитета настоящего «Народного альянса» и один из кандидатов в Мосгордуму от команды Навального Владимир Ашурков говорит, что в конце прошлого года они подали документы на регистрацию в третий раз, сейчас ждут ответа, но, скорее всего, он будет отрицательным — именно из-за совпадения с названием богдановской партии. «Мы также оспариваем кражу названия, но суд затягивает принятие решения. Судебное заседание назначено на 30 января», — сетует Ашурков.

«Чем меньше у оппозиции вариантов, тем проще с ней работать», — резюмирует источник на Старой площади

**Помимо Ашуркова участие в московских выборах примут Любовь Соболь и Николай Ляскин. Сам Навальный выдвигаться не будет: ему как осужденному по уголовному делу закон это запрещает.
***«Наше понимание, что такое левый и правый радикализм, которые недопустимы, очень простое. Левый радикализм в общественном сознании это «отобрать и поделить», правый — «Россия для русских». Навальный должен это подписать. У нас нет разногласий ни в чем, что находится между левым и правым радикализмом», — сказал тогда Касьянов.
Затяжка с регистрацией почти не оставила возможности «кандидатам Навального»**** избираться в Мосгордуму от своей партии. «Покупать» одну из уже зарегистрированных партий (у того же Богданова, к примеру) они не собираются: «Такие вещи делаются только с разрешения Вячеслава Володина (первый замруководителя администрации президента. — The New Times). И мы даже не смотрим в эту сторону», — говорит Навальный.

РПР-ПАРНАС была тем самым запасным вариантом: еще в июне 2013 года партия Рыжкова-Немцова-Касьянова подписала коалиционное соглашение с незарегистрированными «Народным альянсом» и «Партией 5 декабря» — о согласованных действиях на выборах в Мосгордуму. Сейчас идут переговоры по поводу более конкретного соглашения. Основной затык — в формулировках. Один из сопредседателей РПР-ПАРНАСа, Михаил Касьянов, еще в декабре прошлого года объявил, что Навальный «должен домыслить и подтвердить, что такое радикализм»**.*Навальный упрямится: «Сопредседатели РПР-ПАРНАСа — люди старой закалки, которые очень любят без конца подписывать какие-то соглашения. Я, если честно, в них никакого смысла не вижу, — сказал он The New Times. — Сотрудничество должно строиться вокруг практической деятельности». Но разногласия в формулировках — ерунда по сравнению с тем, что партия РПР-ПАРНАС может и вовсе развалиться.

Фрукт раздора

РПР-ПАРНАС — структура сложносочиненная. В нее вошли несколько партий, у нее три сопредседателя — Владимир Рыжков, Михаил Касьянов и Борис Немцов. Существуют две версии того, что происходит в партии. Одну из них рядовые партийцы как в Москве, так и в регионах озвучивают чуть ли не шепотом и анонимно, не желая ухудшить и так донельзя дурную ситуацию.

Суть в следующем: Владимир Рыжков, которому надоела роль маргинального политика в маргинальной партии, вступил в преступный сговор с Кремлем — конкретно с Вячеславом Володиным, с которым у него хорошие дружеские отношения еще со времен совместной работы в Государственной думе с 1999 по 2007 год: говорят, их кабинеты были рядом и чуть ли не одна секретарша носила им обоим чай. Цена вопроса: Рыжков разваливает партию, за что Кремль открывает ему дорогу в кресло губернатора Алтайского края (вариант: мэра Барнаула). Сторонники этой конспирологии тут же предлагают почитать «письмо девяти» — текст сторонников Рыжкова из Республиканской партии, который был опубликован в СМИ накануне Нового года. Они-то впервые и публично заговорили о расколе, сообщив недоуменной публике, что в партии назрели серьезные проблемы и необходима дискуссия, выработка новой программы, иначе — нужно разбегаться.

Решится ли избираться в Мосгордуму сама Ирина Прохорова? Ответ: такая вероятность есть

«Письмо это писал сам Рыжков, — утверждает один из собеседников в руководстве РПР-ПАРНАСа (естественно, из числа оппонентов Владимира Рыжкова). — А свои подписи поставили люди из регионов, чтобы инициатива шла снизу». По словам источника, сейчас главный вопрос, который обсуждается в партии за плотно закрытыми дверями, — как будет идти раскол. Самый плохой вариант: из РПР-ПАРНАСа выходит не только Республиканская партия, но ее ряды покидают и региональные отделения, лояльные Рыжкову. Тогда у ПАРНАСа без РПР не будет необходимых 42 отделений по стране, а значит, станет невозможной и регистрация в Министерстве юстиции, и партия отойдет в мемориал неслучившихся героев демократии.

Вторую версию озвучил The New Times Илья Яшин, который входит в политсовет РПР-ПАРНАСа. Разногласия, мол, начались еще летом, когда РПР-ПАРНАС выдвинула Алексея Навального в мэры Москвы. «Рыжков был против», — сказал Яшин. (По данным The New Times, против был и другой член политсовета — Сергей Алексашенко.) Собственно, свое мнение о Навальном Рыжков и его лоялисты с тех пор и не изменили. Дальше — больше: несмотря на негативную реакцию большинства членов политсовета, Владимир Рыжков в ноябре 2013 года принял участие во встрече президента Владимира Путина с представителями непарламентских партий, где говорил о необходимости прекратить позорное «Болотное дело» и выпустить тех, кто сидел в тюрьмах: 8 человек были амнистированы, 14 остаются пока в тюрьмах.

Козырь Владимира Рыжкова, по словам Яшина, — партийная регистрация, других козырей у него нет: в федеральном политсовете у людей Рыжкова лишь треть мест, две трети контролируют Немцов и Касьянов.

Наконец, есть третья версия, которую время от времени артикулируют разные СМИ: Алексей Навальный вознамерился захватить РПР-ПАРНАС, стать ее единоличным вождем. Правда, ни сам Навальный, равно как и ни один из лидеров РПР-ПАРНАСа эту версию не только не подтверждают — отмахиваются: «Чушь!»

Более того, и Борис Немцов, и Владимир Рыжков в телефонном интервью The New Times клятвенно заверили, что вопрос Навального уже дано выведен за скобки и на повестке дня не стоит. Вмешательство Кремля в свою судьбу Рыжков также отрицает. А вот о возможности компромисса с властью говорит следующее: «Когда мы объединялись, главной была протестная повестка дня — добиться политических реформ, регистрации оппозиционных партий. Но мы добились многих вещей, которых требовали. Теперь нужно поменять стратегию, сделав упор на победу на региональных выборах и на выборах в Госдуму, которые будут через три года. Для этого нужна не протестная повестка, а та, которая даст миллионы голосов: как добиться быстрого экономического роста, как обеспечить развитие регионов… Партия должна стать партией развития страны. И если мы выдвигаем какие-то требования и власть готова их обсуждать, то с ней нужно говорить. Потому что это тоже один из инструментов достижения наших целей». Борис Немцов в целом не против: «Можно вести с властью диалог. Мы только вступать с ней в какие-то сделки не имеем права. Что касается повестки дня — это обсуждается».

Впрочем, оба политика варианта раскола партии тоже не исключают.
14_03.jpg
Место лидера партии Прохоров уступил сестре Ирине, но партийцы утверждают, что он по-прежнему в политике. Форум «Гражданской платформы», Москва, май 2013 г.

На прохоровской платформе

Темная лошадка предстоящих выборов в Мосгордуму — партия миллиардера Михаила Прохорова «Гражданская платформа». Сам бизнесмен, правда, уступил место лидера сестре Ирине Дмитриевне Прохоровой, человеку почти культовому в среде московских интеллектуалов. Источник из окружения владельца ОНЭКСИМа утверждает, что игры в политику бизнесмену уже изрядно поднадоели и он бы с радостью отправил ее «к черту». «Но это сложно сделать, если черт сидит у тебя на шее», — мрачно пошутил собеседник, намекая на несамостоятельность политической позиции Прохорова.


****Осовцов был депутатом Госдумы первого созыва, членом «Демократического выбора России» и затем СПС, работал у Ходорковского в «Открытой России», во второй половине нулевых был в «Солидарности», с 2013 года — в партии Прохорова.
С руководителем московского отделения «Гражданской платформы» Александром Осовцовым** корреспондент The New Times встретился в офисе партии, который находится на задворках особняка на Тверском бульваре, где располагается компания Прохорова «ОНЭКСИМ».

Осовцов производит впечатление человека, который точно знает, как все в мире устроено. О грядущих выборах в Мосгордуму он говорит так: «Не факт, что наши кандидаты будут во всех округах. Хотя и не исключено. Во многих — наверняка. В большинстве — наверняка». О возможности скоординированных действий на выборах с другими оппозиционными партиями говорит уклончиво: «Переговоры требуют двух вещей — определенности позиций и готовности чем-то поступиться. В силу того, что до выборов восемь месяцев, ни у кого еще нет ни достаточной ясности, ни достаточной гибкости».

Готова ли «Гражданская платформа», если что, выдвинуть кандидатов Навального? «Если обратятся — мы рассмотрим внимательно и спокойно их предложение. Истерики — как они посмели?! — не будет».

Решится ли избираться в Мосгордуму сама Ирина Прохорова? Ответ: такая вероятность есть. Партия сейчас как раз составляет списки своих возможных кандидатов: Осовцов утверждает, что в списке будут и известные люди из разных сфер, в том числе из бизнеса.

The New Times задал вопросы и своим собственным источникам в партии. Те ответили, что с конкретикой у прохоровцев реально проблема: «Пока вообще ничего не ясно. Судя по всему, ключевые решения будут приниматься значительно позже, когда в Кремле утвердят сценарий предстоящих выборов. И эта проблема не только у нас. Она общая», — уверены в партии.


фотографии: Максим Поляков/Коммерсант, Денис Вышинский/ИТАР-ТАСС, Дмитрий Лекай/Коммерсант


Читайте также:

Подписаться