В Московском окружном военном суде продолжается рассмотрение дела об убийстве политика Бориса Немцова. Главное событие этого дня — допрос экс-командира батальона «Север» Алибека Делимханова, под чьим началом служил предполагаемый убийца Немцова Заур Дадаев. Дадаев уволился со службы через два дня после смерти Немцова. 

Сегодняшнее заседание началось с того, что одна из присяжных заседателей — Александра Кузьмина — попросила освободить ее от обязанностей «по семейным обстоятельствам». Судья Житников просьбу удовлетворил, таким образом в деле осталось 20 присяжных — до этого еще одна присяжная вышла из коллегии.  

Затем начался долгожданный допрос одного из самых важных свидетелей по делу об убийстве Бориса Немцова — Алибека Делимханова. 

На прошлой неделе этот свидетель уже являлся в суд, но допрос не задался — в зале заседаний у Делимханова поднялась температура, и он уехал. Сегодня всем сторонам дела наконец позволили допросить экс-командира батальона «Север»: «У меня к Делимханову 29 вопросов, я считал!» — потирал руки перед заседанием адвокат потерпевших Вадим Прохоров. 

Но его ждало разочарование: Делимханов не ответил почти ни на один вопрос. Четкие ответы он смог дать только на вопрос о родстве со своим младшим братом Адамом Делимхановым и также заявил, что считает Дадаева патриотом России. На все остальные вопросы — как обвинения, так и защиты — Алибек Делимханов отвечал: «Я не помню», «Это надо уточнять в штабе», «Может, знаю, а может — нет».

Делимханов — высокий темноволосый мужчина, с сединой в висках и в зеленой военной форме. Кажется, он даже не слушал вопросы, готовый на все отвечать, что он не помнит, «ведь два года уже прошло». 

Делимханов не помнил, ни посылал ли он, будучи командиром батальона, а потом и полка, подчиненных в командировку в Москву, ни причин увольнения со службы Заура Дадаева, ни самого регламента увольнения со службы — в том числе и cдачи служебного оружия. 

У стороны потерпевших был целый ряд вопросов, касающихся возможной причастности к убийству Руслана Геремеева — человека, которого сторона потерпевших считает одним из заказчиков и которого суд никак не может найти и доставить на допрос. Все вопросы с упоминанием фамилии Геремеев судья снял, заявив, что они не имеют отношения к делу. 

После допроса свидетеля, присяжных отпустили на 15-минутный перерыв, за время которого суд должен был решить, приобщать ли к делу ответ главы Нацгвардии Виктора Золотова в адрес прокуратуры, в котором он разъясняется регламент (который забыл Делимханов) сдачи служебного оружия. 

В перерыве из комнаты присяжных слышны возмущенные крики: «Он же был их командиром! Ничего не подтвердил и не сказал! Как такое вообще может быть!»

С ними был солидарен и адвокат потерпевших Вадим Прохоров: «Делимханов не ответил ни на один заданный ему вопрос. Поверить в то, что возглавлявший почти 10 лет подразделение (ранее — батальон «Север», позднее — полк им. Ахмата Кадырова.NT) командир вообще не в курсе, что у него происходит, — я не могу. Очевидно, ему есть что скрывать от суда и следствия», — считает Прохоров. 

«Да, и особенно удручает то, что суд снял практически все вопросы, касающиеся причастности к преступлению Геремеева, Кадырова и самих братьев Делимхановых. А нам важно установить настоящих организаторов и заказчиков», — добавил адвокат. 

Поговорить с самим Делимхановым не удалось. Корреспондент NT прождал свидетеля у суда 20 минут. Затем судебный пристав вышел на улицу и сказал: «Человек покинул суд». По-видимому, Делимханов ушел через черный ход. 

Читайте также:

Подписаться