Какие цели ставил перед собой новый председатель нижней палаты парламента и чего добился — выяснял THE NEW TIMES

Вячеслав Володин. Фото: ru.m.wikipedia.org

Поначалу в слухи о возможном переходе Вячеслава Володина с должности первого заместителя главы администрации президента в Думу — пусть даже и на роль спикера — эксперты верили неохотно. Хотя источники NT еще летом прошлого года делились слухами: первый зам не просто в качестве паровоза возглавил региональный список «Единой России» в Поволжье, позиции его поколебались, он слишком увлекся интригами, и президент относится к нему без прежнего доверия. Намекали, что вариант с местом председателя парламента — еще не худший из возможных (см. «Воля к власти» ). И когда Володин все-таки стал спикером, это было расценено однозначно — как понижение. Формально он, конечно, четвертый человек в иерархии российской власти, но на деле — это ведь к нему прежде бегали лидеры фракций на поклон и за инструкциями. А теперь он всего лишь один из депутатов, пусть и самый главный.

И еще одно было ясно: Володин, про которого знакомые говорят — «у него одна настоящая любовь — власть», любыми средствами постарается сохранить свое влияние. Прогноз оправдался.

Спикер и буйные

Володину досталось непростое наследство: не без повода Думу шестого созыва прозвали «бешеным принтером». Жизнь парламента стала восприниматься как своеобразная смесь анекдота с хоррором, счет запретительным инициативам разной степени нелепости пошел на сотни. И новый спикер взялся за чистку имиджа.

Стараниями Володина депутатам запретили голосовать по доверенности, начали штрафовать за прогулы, вынудили часами сидеть на пленарках. Законодатели поумерили медийную активность и стали заметно реже выступать на публике со странными идеями. Политолог Екатерина Шульман в одном из комментариев для NT предположила, что только два парламентских новичка — Виталий Милонов и Наталья Поклонская — получили своего рода неформальное разрешение на скандалы именно потому, что их никто не воспринимает всерьез.

«Но что имел в виду Вячеслав Викторович, когда сказал «Есть Путин — есть Россия»? Я думаю, что он имел в виду даже не того Путина, который в Кремле, а того Путина, который у каждого из нас в голове — «царя в голове»

Официальная социология рапортовала: затеи спикера успешны, доверие россиян к парламенту стабильно растет. Но официальная социология из средства исследования общественного мнения давно превратилась в инструмент пропаганды. На деле же оказалось, что и двух «буйных» хватает, чтобы испортить благостную картинку володинской думы, где все заняты делом. В день, когда ЕСПЧ признал дискриминационным российский закон о запрете «гей-пропаганды», именно грязную ругань Виталия Милонова цитировали едва ли не все заметные СМИ страны. Не меньше славы достается и Поклонской с ее кампанией против фильма «Матильда». Причем остановить экс-прокурора Крыма не в силах не только спикер, но даже и сам президент, в ходе последней «Прямой линии» довольно прозрачно намекнувший, что нападать на «Матильду» все-таки не стоит.

Новый спикер озаботился не только усидчивостью депутатов, но и повышением качества работы парламента. Во-первых, перетянул из администрации президента в аппарат Думы нескольких проверенных людей, с которыми работал годами (см. «Вячеслав у аппарата»). Во-вторых, создал при Думе экспертный центр, призванный не допускать к рассмотрению совсем уж сырые законопроекты, и «заниматься вопросами развития парламентаризма» (см. «Вожди и советники»).

Один из володинских экспертов, Алексей Чадаев, гастролирует теперь по России, воспевая мудрость нового шефа. Вот фрагмент его недавнего выступления на родине Володина, в Саратове: «У многих людей у нас с рождения в голове засела мысль «царь хороший — бояре плохие». И этот императив неистребим. Но что имел в виду Вячеслав Викторович, когда сказал «Есть Путин — есть Россия»? Я думаю, что он имел в виду даже не того Путина, который в Кремле, а того Путина, который у каждого из нас в голове — «царя в голове». Есть Путин, и я знаю, что делать, как себя вести, а нет Путина в голове — не знаю».

«Понимаете, устно звонит и пугает в регионах наших членов организации, руководителей и чиновников, говоря, что скоро будет президентом Володин, наделит необъятными полномочиями Клинцевича — и Клинцевич всех неугодных просто закатает и закопает живьем в могилу»

Выявлять, у кого есть в голове Путин, а у кого нет, — дело непростое, зато о качестве подготовки законопроектов в седьмой Думе мы можем судить вполне предметно. Самый резонансный из этих законопроектов — о реновации в Москве — оказался настолько «дырявым», что спровоцировал масштабный митинг, в котором приняли участие люди, обычно от политики далекие. В законопроект пришлось вносить больше сотни поправок. Причина, по данным источника NT в руководстве парламента, в том, что готовился закон в страшной спешке. Эксперты не помогли, да и не привлекались к разработке.

Не пригодились они и для более серьезных дел. По данным NT, работу по подготовке президентского послания-2016 курировал Сергей Кириенко, преемник Володина в администрации. Судя по тому, что на данный момент известно о возможной президентской кампании Владимира Путина, — тезисы именно этого документа и лягут в ее основу. Таким образом, Володина, архитектора ныне существующей избирательной системы, оттирают от главных выборов — выборов президента.

Проигранный бой

С историей московской реновации связан еще один сюжет, подтверждающий слухи о противостоянии Володина и мэра столицы Сергея Собянина. По данным NT, два государственных мужа иногда даже общаются в неформальной обстановке, но при этом о дружбе речь не идет. Оба амбициозны, и оба мечтают о премьерском кресле. И ошибки друг друга подмечают, разумеется, внимательно.

После того как идея с реновацией наткнулась на протесты москвичей, Володин, опытный игрок, дождался сигнала сверху. Владимир Путин заявил, что не будет подписывать закон о реновации, если этот закон нарушит права граждан. И на защиту граждан грудью встал спикер парламента. Рассмотрение законопроекта во втором чтении отложили, Володин подчеркнул, что только после диалога с москвичами можно принимать решения такого масштаба, и начал подготовку к делу совершенно небывалому: парламентским слушаниям с участием рядовых жителей города.

Что после этого произошло за кулисами публичной политики, мы достоверно не знаем, но можем предположить, что Собянин выиграл подковерную схватку. Рассмотрение законопроекта было вновь ускорено, а парламентские слушания хоть и не оказались для московского мэра триумфом, но в целом прошли без эксцессов.

Правда, есть гипотеза, что несколько искренних критиков реновации, которые на слушания прорвались и даже смогли выступить, — это не прокол референтов, отбиравших участников действа, а привет от спикера мэру. Открытка о том, что выигранный бой — это еще не выигранная война.

«Причем здесь володин?»

Возможно, кресло премьера — совсем не предел мечтаний для Вячеслава Володина. Весной спикер оказался фигурантом истории, которую с учетом политических традиций новой России ему еще вполне могут припомнить.

20 апреля Владимир Путин вел заседание комитета по подготовке празднования Дня Победы. Мероприятие вполне рутинное, но… Но слово взял Андрей Чепурной, глава организации ветеранов-афганцев. Чепурной долго ругал сенатора Франца Клинцевича, который, по его словам, развалил ветеранское движение, а в конце добавил: «Но самое вопиющее, Владимир Владимирович, здесь, в этом письме, Клинцевич указывает Володина в качестве правопреемника президента Российской Федерации. Понимаете, устно звонит и пугает в регионах наших членов организации, руководителей и чиновников, говоря, что скоро будет президентом Володин, наделит необъятными полномочиями Клинцевича — и Клинцевич всех неугодных просто закатает и закопает живьем в могилу».

«Но нельзя говорить, что тот, кто атакует историю советского периода, атакует Россию, но при этом если атакует историю России до семнадцатого года, что он говорит абсолютную истину»

Тут даже Путин опешил и произнес короткую речь о том, что преемника президента будет выбирать народ Российской Федерации. А несколькими часами позже в эфире «Эха Москвы» перепуганный Клинцевич вопрошал: «Вот скажите, я похож на сумасшедшего? Конечно, все это вранье, клевета, и это специально создано для того, чтобы быть более жарче, скандальнее и т. д. При чем здесь Володин? При чем здесь я?»

Володин оправдываться не стал. Но осадок остался. Осталась и неотредактированная стенограмма встречи на сайте президента. Словно бы для того, чтобы спикер не забывал — порывы к самостоятельности в его нынешней должности могут стоить дорого. Тогда утверждалось, что и это — не случайность, а результат работы Сергея Кириенко, которому не нравится, что Володин слишком независимо ведет себя по отношению к администрации президента.

Однако для публики спикер Володин — больший путинист, чем сам Путин. О президенте отзывается с неизменным восторгом, не только предложения, но и намеки воспринимает как руководство к действию и беспрекословно исполняет (последний пример — клятва россиянина; президент сказал, что неплохо бы разработать текст для принимающих гражданство, и вот уже текст готов —см. «Депутаты выбрали текст присяги россиянина»). Внешних и внутренних врагов клеймит. Загадочная его реплика по поводу клеветников, извращающих историю, произнесенная в ходе обсуждения законопроекта о перезахоронении Ленина, и сама, наверное, войдет в историю: «Но нельзя говорить, что тот, кто атакует историю советского периода, атакует Россию, но при этом если атакует историю России до семнадцатого года, что он говорит абсолютную истину». Наверное, только верный Алексей Чадаев в силах растолковать, что имел в виду в данном случае спикер, и был ли у него Путин в голове.

А главное достижение Володина — стабильность. Седьмая Дума спокойно, без особых скандалов, свойственных шестой, продолжает работу по законодательному обеспечению репрессивного аппарата. Хотя, наверное, это не вопрос желаний спикера. Это вопрос выбора вектора развития страны.

Читайте также:

Подписаться