Единственный способ противопоставить себя путинской власти сегодня — просто уехать из страны

Успеть вскочить на подножку уходящего поезда — вековой страх советской/российской интеллигенции. Фото: Value Stock/East News

Году в 2005-м, когда Гарри Каспаров был уже оппозиционером, но еще не был эмигрантом, я присутствовал на «завтраке для прессы», который давал в Париже в его честь редактор журнала Politique international Патрик Важсман. На вопрос одной из журналисток, сводившийся к тому, не намеревается ли Гарри Кимович уехать из России — все же становится опасно, — великий шахматист ответил, что он два десятилетия защищал честь советского и российского флагов, и потому «Пусть лучше Путин уезжает, а я останусь!»

Путин, как мы знаем, остался. Каспаров уехал.

Многочисленные российские оппозиционеры, продолжающие свою нелегкую — и неблагодарную — борьбу, сегодня отвечают на тот же вопрос так, как и Каспаров 12 лет назад. Однако сложно заметить, чтобы за эти годы их усилия принесли хоть какой-нибудь результат. Даже в момент неожиданного (и во многом эмоционально случайного) пика протестного движения на рубеже 2011 и 2012 годов на улицы Москвы вышли менее 100 тыс. человек — каждый сотый житель гигантского мегаполиса. Если исходить из того, что люди, протестовавшие против кражи у них голосов, были сторонниками исключительно мирного и демократического метода смены власти, можно легко просчитать, поддержкой какой части общества они могли заручиться. Собственно, это показали выборы 2016 года, результаты которых масштабных протестов уже ни у кого, замечу, не вызвали. За годы правления Владимира Путина в России сформировалось совершенно иное общество, чем имевшееся на рубеже столетий. Выросло поколение, которое не знало другого вождя, иного метода ведения дискуссий, более пестрой информационной «картинки», значительная часть богатств общества принадлежит новым людям. Власть даже не пытается делать вид, что она уважает права граждан, а президент — что он уйдет из власти раньше, чем переселится в мир иной.

ЭВОЛЮЦИЯ ТУПОСТИ

Бороться за лучшее будущее для своей Родины обычно считалось проявлением патриотизма. Сейчас патриотизм монополизирован теми, кто на профессиональной основе борется за свое личное настоящее. Их поддерживает абсолютное большинство российского населения. Уже не только вице-спикер Государственной думы почти в открытую называет евреев врагами народа (для этого, собственно, народ его и избрал), но свободно объединившиеся в филиал международной (!) организации писатели изгоняют из своего сообщества человека, вступившегося за кинорежиссера, находящегося в тюрьме по сомнительному обвинению; сатирик преподносит президенту царскую корону; а кавалер Ордена Британской империи (!) говорит, что слышит с неба голоса, велящие главе государства «не оставлять народ своим попечением». Ведущий лидер оппозиции, с отчаянной смелостью обличающий отдельных чиновников, ворующих бюджетные миллионы, считает нормальным, что его страна украла у братского соседнего народа кусок территории. С каждым новым завитком отечественной истории масштабы национального безумия умножаются, и ничто не свидетельствует о нежданном отрезвлении.

Россию не изменить. Ее никто не насиловал и не заставлял выбрать путь, по которому она идет. Надо еще раз отдать должное национальному лидеру: он несколько раз спрашивал страну, действительно ли она одурела, — и всякий раз получал четкий положительный ответ

Владимир Путин — один из самых талантливых политиков современности. Он создал в стране систему, в которой жизнь становится выживанием; где собственность условна; свобода слова не столько искоренена, сколько никем не востребована, — но при этом страна остается открытой, а люди в ней лично свободны. Ни в XIX, ни в XX столетиях тоталитарные режимы не формировались в подобной среде. Российская элита сегодня никого никуда не ведет: ни в правильном, ни в ошибочном направлении — она лишь опускает значительную часть народа до собственного интеллектуального уровня, зачерпывает из вновь приближенных еще более тупых и беспринципных и готова эволюционировать так бесконечно. Этот процесс запущен, срежиссирован и довольно давно уже стал самоподдерживающимся. Воровать в стране можно еще долго, править ей довольно легко даже при снижении жизненного уровня холопов — так что надеяться на то, что ее нынешние хозяева дадут себя свергнуть, бессмысленно.

Когда-то в Шереметьево с отъезжающими прощались навсегда. Теперь граница открыта. Но как скоро нам снова скажут:  «Осторожно, двери закрываются»? Фото: Андрей Перечицкий/ТАСС

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться