84 города — от Владивостока до Москвы, 25 разрешенных митингов, больше 50 — несанционированных, 65 тыс. человек, 1800 задержанных — таковы сухие цифры антикоррупционного протеста, на который 26 марта призвал выйти основатель ФБК и лидер Партии прогресса Алексей Навальный. Такой географии протеста мы не видели с конца 1980-х, когда заканчивал свою историю Советский Союз. Но главная сенсация, которую еще долго будут анализировать специалисты, — на протест вышло постсоветское поколение, не знающее прелестей тоталитаризма и не понимающее, почему «народ и партия — едины». The New Times расспросил молодых людей в городах, где митинги 26 марта не были санкционированы властями

Алексей Навальный — один из первых задержанных на акции 26 марта в Москве. Фото: Евгений Фельдман для кампании Алексея Навального

ВЛАДИВОСТОК: «На моем флаге было написано «Стыдно и жаль»

Евгений Жалба, студент, 22 года

Это мой первый митинг — никогда раньше не приходилось участвовать в подобном. Я был впечатлен фильмом Навального — раньше меня не особо касалась политика, и я не думал, что могу как-то на нее влиять. Когда я увидел фильм, мне захотелось выйти на митинг, получить ответ властей на обвинения в коррупции — опровержения или доказательства, хоть что-то. В идеале я бы хотел увидеть справедливое расследование. Если говорить, что возмущает, — это «бытовая коррупция». В моей жизни было несколько случаев, когда за то, чтобы что-то сделать качественно, просили взятку.

Когда узнал о том, что по всей стране люди говорят об одних и тех же проблемах, подумал, что было бы интересно на это посмотреть. Я даже не мог представить, что окажусь в самом эпицентре и буду в первых рядах протестующих. Там, среди единомышленников, я почувствовал себя частью чего-то большого. Понял, что делаю полезное дело, как бы громко это ни звучало.

На митинге я увидел много людей, которые не боятся отстаивать свою позицию. Оказалось, во Владивостоке, несмотря на то, что митинг не был согласован, люди не испугались. Честно говоря, думал, что соберется несколько сотен, но, по разным оценкам, во Владивостоке вышли 1000–1500 человек.

Игорь Карклин, производит чистящие средства для кофе-машин, 26 лет

На митинг пришел из-за раздражения. На моем флаге было написано «Стыдно и жаль». «Почему?» — спросили меня при задержании. Да потому, что Россия — «развивающаяся экономика», а Словакия — «развитая». Президент на посту почти 20 лет, на что это похоже? О прожиточном минимуме в $100 при нашем количестве ресурсов я умолчу. Эффективность власти мизерна.

Игорь Карклин был задержан за флаг с надписью «Стыдно и жаль»,  Владивосток, 26 марта 2017 года. Фото: Антон Новгородов

«Там, среди единомышленников, я почувствовал себя частью чего-то большого. Понял, что делаю полезное дело, как бы громко это ни звучало»

На митинге было очень много молодежи. Людей среднего возраста почти не видел — это значит, что, может быть, если и не в этот раз, то через 20 лет точно у России есть шанс встать с колен.

Прошедший митинг длился для меня четыре минуты. В час дня я пришел с флагом, нашел подходящий ветер, и меня аккуратно забрали, свернули флаг и посадили в «бобик», привезли в местное РОВД. Четыре часа ничего не делали, потом стали писать кучу бумажек. Пару раз провели воспитательную беседу, спустя два часа я был свободен с протоколом о присутствии на незаконном митинге. После задержания к зданию полиции подошли почти все митингующие, около 800 человек, было приятно.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться