Почему власть в России так испугалась укрепления национальной валюты

Источник: finam.ru, февраль 2017 года

Нет в мире горшего несчастья, чем неожиданный прилив внеплановой удачи. Имя главного героя месяца — российский рубль. Впервые он насмерть перепугал всю российскую элиту и власть, прежде всего, не своей слабостью, что было в истории десятки и сотни раз, неожиданным достоинством.

Слишком хорошо

Сейчас курс российской национальной валюты к валюте основного экспортного товара РФ, доллару США, находится практически на том же уровне, что и в середине декабря 2014 года. Нефть в тот момент стоила около $64 за баррель, рынок находился в идеальной истерике, которая уже через год, в январе 2016 года, когда нефть упала до рекордных $32 за баррель, довела цену рубля почти до 80 за $1 (см. график). Можно сказать, что с этого момента российскому бюджету стало наконец везти. Как уже писал NT («Страдания по рублю», № 3 от 6 февраля 2017 года), январская конъюнктура внешних рынков вполне позволяла Министерству финансов надеяться на то, что российский бюджет, который министр Антон Силуанов оздоровлял сокращениями госрасходов в течение всего 2016 года, в 2017 году будет практически бездефицитным.

Расчеты Минфина были железными: еще в середине января никто вообще не сомневался в том, что его намерение девальвировать рубль на 8–10% будет исполнено. Однако к середине февраля, когда Минфин уже неделю как реализовывал свои планы, нефть стоила все те же $53–57 за баррель, а рубль — укрепился до 56,8 за $1. Именно в этот момент президент Владимир Путин вызвал к себе главу Минэкономразвития Максима Орешкина поговорить в том числе о том, что же дальше будет с рублем. Выстрела из главного калибра пока хватило только на то, чтобы рубль прекратил укрепляться, но стрелять все-таки пришлось.

Еще в середине января никто не сомневался в том, что намерение Минфина девальвировать рубль на 8–10% будет исполнено. Однако к середине февраля рубль укрепился до 56,8 за $1

Основная проблема, которая в течение вот уже месяца обсуждается во всех властных коридорах, — это не собственно курс рубля, а его неуправляемость. «Мы не знаем, почему рубль укрепляется», — эта фраза бесконечно повторяется в закрытых беседах в Белом доме: нынешнее отличие номинального курса рубля от предполагаемого рыночного равновесия — 5–10%.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться