Выхода России из международной изоляции в ближайшее время не предвидится. Смягчения или отмены режима санкций — тоже. Между тем денег в российской казне все меньше, шансов на скорое распутывание украинского и сирийского узлов — тоже. Во что обходятся геополитические амбиции Кремля налогоплательщику и кто греет на них руки — разбирался The New Times

Штурмовик ВКС РФ  Су-25 перед вылетом  с авиабазы Хмеймим,  Сирия, Латакия, 2016 год. Фото: Вадим Гришанкин/управление пресс-службы и информации Минобороны России/ТАСС

Сразу после введения антироссийских санкций в 2014 году эксперты стали соревноваться в оценке их губительности для российской экономики. Отечественные экономисты оценивали потери в 2,1% ВВП, или $40–45 млрд в год. Европейские доводили эту оценку до 11% ВВП за два года, или $70–90 млрд в год. Однако ни та ни другая оценки не подтвердились. Ключевую роль в развертывании кризиса все же сыграло падение цен на нефть, а также, как напоминает нам лично премьер Дмитрий Медведев в статье, опубликованной в журнале «Вопросы экономики», «механизмы торможения, заложенные внутри самой российской модели роста». А существенное снижение их темпов, опять же напоминает премьер, началось задолго до введения санкций в 2014 году. Фактор внешней политики, затрат на ее реализацию и негативных последствий агрессивных действий России, выступает на этом фоне глубоко вторичным.

Крым: Дорогая «игрушка»

Говоря о «цене» внешней политики, эксперты обычно касаются затрат на присоединение и содержание Крыма; стоимости участия российской армии в военных действиях на Востоке Украины; расходах на операцию в Сирии по «спасению рядового Асада» и отчасти размеров подачек Москвы маргинальным партиям и движениям в Европе, выступающим за демонтаж структур Евросоюза. Однако все приводимые в этой связи цифры не выглядят при ближайшем рассмотрении сколько-нибудь пугающими.

Конечно, самой дорогой «игрушкой» остается Крым. Экс-министр финансов Алексей Кудрин предсказывал, что данный проект обойдется России в «$150–200 млрд за 3–4 года». Пока, если говорить о «прямых затратах», на Крым Россия тратит намного меньше — от 130 до 200 млрд руб в год, судя по выкладкам Минэкономики. Сюда не включаются, однако, затраты на строительство инфраструктуры, формально не находящейся на территории полуострова — моста и «энергомоста» через Керченский пролив (в первом приближении они могут составить до 400 млрд руб. на протяжении 3–4 лет, что увеличит оценку ежегодных затрат приблизительно на 50%). Учитывая, что расчеты на массовый туризм в Крыму, похоже, не оправдались, новоприсоединенная территория, бюджеты которой сейчас зависят от федеральных трансфертов и субсидий на три четверти, сохранит (если не увеличит) такой уровень дотационности на ближайшие годы и несомненно останется самым дорогим внешнеполитическим «приключением» России — хотя, судя по всему, единственным относительно успешным.

ИЗДЕРЖКИ ОПЕРАЦИИ В СИРИИ (ОКОЛО $1 МЛРД) МЕРКНУТ ПЕРЕД СПИСАННЫМИ РОССИЕЙ СИРИЙСКИМИ ДОЛГАМИ: ВСЕГО БЫЛО ПРОЩЕНО $9,782 МЛРД ИЗ $13,4 МЛРД ДОЛГА, В ОТВЕТ НА ЧТО ДАМАСК ОБЯЗАЛСЯ ЗАКУПАТЬ РОССИЙСКОЕ ВООРУЖЕНИЕ И МОДЕРНИЗИРОВАТЬ ПОСТАВЛЕННУЮ В СОВЕТСКИЕ ВРЕМЕНА БРОНЕТЕХНИКУ

Донбасс: издержки и выгоды

В случае с Донбассом расходы выглядят существенно меньшими. Сложно заподозрить в стремлении их пре-уменьшить западных экспертов, но один из самых обстоятельных материалов, расследование журнала Bild (ФРГ), ориентируется на цифру €79 млн в месяц, или около €1 млрд (74–77 млрд руб.) в год. Этот показатель, однако, включает в себя только средства, выделяемые для оплаты действующих в регионе «вооруженных сил» самопровозглашенных республик — ДНР и ЛНР, — и обеспечения социальных выплат местному населению. Кроме того, нужно учитывать как поставки продовольствия и гуманитарной помощи (пресловутые «гуманитарные конвои», число которых достигло 56), так и затраты на активную фазу военной операции в 2014–2015 годах: стоимость гуманитарной помощи составляет до $4–5 млн в расчете на один конвой, а затраты на участие в боевых действиях масштаба дебальцевской операции — не менее $20–25 млн в день. Таким образом, эти два фактора могут добавить к общему «ценнику» еще как минимум $500–600 млн.

Можно посчитать также и расходы на укрепление границы с Украиной, на дислоцирование рядом с ней значительных воинских подразделений, но в целом операция на Донбассе за два года вряд ли обошлась России дороже €3–3,5 млрд (или 100 млрд руб. в год). При этом стоит учитывать, что боевики и оккупационные силы активно занимаются в регионе откровенным мародерством, отправляя в Россию значительные объемы промышленного оборудования и иных ценностей, что может существенно снизить общий баланс издержек и выгод.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.