События февраля и марта 1917 года глазами очевидцев. По материалам электронного архива «Прожито», иллюстрации — «История России в фотографиях»

Петроград, февраль 1917 года. Фото: russianphoto.ru/МАММ/МДФ

Дневники французского посла и инженера-железнодорожника, архивиста и художника, композитора и техника, писателя и военного юриста… Личные записи, сделанные в революционные дни конца февраля — начала марта 1917 года, позволяют день за днем проследить за непосредственной реакцией очевидцев на исторические события, вломившиеся в их повседневную жизнь, — от Александра Бенуа, Михаила Пришвина или Сергея Прокофьева до служащего пароходства.

8 (21) февраля (здесь и далее в скобках даны даты по новому стилю)

Николай Щапов, техник, 35 лет: «С продовольствием все хуже. <…> Перед булочными — очереди в 100–200 человек; хоть бы скорее ввели хлебные карточки. Кажется, перестали пускать солдат и сестер за продовольствием без очереди» (орфография и пунктуация оригиналов сохранены. — NT).

10 (23) февраля

Михаил Богословский, историк, 49 лет: «Низкая цена рубля, высокие цены на предметы необходимости — вот и причина общего недовольства. Так как это недовольство надо объективировать, то объект его, конечно, правительство, даже царь. Никто не хочет понять, что против стихийных явлений мирового рынка, мировой экономики всякое правительство так же бессильно, как против стихийных явлений в природе».

Николай Щапов: «В Москве голодают: те, у кого нет сверх денег, не имеют свободного времени или прислуги для очередей, не имеют особых связей. А вот двоюродный брат жены привез из провинции (он железнодорожник) 85 фунтов мяса, которое мы у него купили; хватит на 1,5–2 месяца — мы ведь кормим обедом служащих моего магазина».

Морис Палеолог, посол Франции в России, 58 лет: «Сегодня агитаторы обошли Путиловские заводы, балтийские верфи и Выборгскую сторону, проповедуя всеобщую забастовку для протеста против правительства, против голода, против войны.

Волнение настолько сильно, что военный губернатор столицы велел расклеить афиши, воспрещающие скопища и извещающие население, что «всякое сопротивление власти будет немедленно подавлено силой оружия».

«В Москве голодают: те, у кого нет сверх денег, не имеют свободного времени или прислуги для очередей, не имеют особых связей»

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться