Блок НАТО обязуется обеспечить Евросоюзу защиту от «гибридных угроз», кибератак и неконтролируемой миграции: в Брюсселе согласован пакет из 42 конкретных предложений. Натовские функционеры не скрывают беспокойства за судьбу «важнейших кампаний 2017 года» — во Франции и ФРГ. Да и намерения Дональда Трампа дают пищу для размышлений. Что намерен предпринять Альянс — The New Times выяснял в его штаб-квартире

Глава европейской дипломатии  Федерика Могерини и генсек НАТО  Йенс Столтенберг на совместной  пресс-конференции, Брюссель,  6 декабря 2016 года, Фото: Virginia Mayo/Ap/East News

Ренци вообразил себя Кэмероном, вот и закончил, как Кэмерон. Поразительно самоуверенное поколение (политиков)», — не скрывал своего раздражения в разговоре с NT натовский чиновник, реагируя на новость о том, что референдум в Италии, затеянный премьером Маттео Ренци для укреп-ления собственных политических позиций, закончился убийственным для него результатом — 60% голосов против. При этом усилились позиции евроскептиков и ультраправых, симпатизирующих внешней политике Кремля. Дело было в начале декабря. За полгода до этого та же неприятность случилась с британским экс-премьером Дэвидом Кэмероном, затеявшим — и проигравшим — референдум о выходе Британии из ЕС. «24 июня (когда стало известно, что победили сторонники Brexit), у нас тут был шок и трепет, — рассказывает другой натовский функционер. — Кто-то даже стал считать: какой процент военных секретов способны выболтать Москве Фарадж (Найджел Фарадж, один из лидеров UKIP — Партии независимости Соединенного Королевства, выступавшей за Brexit. Не раз выражал свои симпатии к Владимиру Путину. — NT) и его ребята».

ФАКТОР ТРАМПА

8 ноября на выборах в США победил Дональд Трамп, во время гонки несколько раз назвавший НАТО «устаревшей структурой», возмущаясь тем, что львиная доля всех расходов (около 70%) лежит почему-то на США. Тогда как из 28 стран — членов НАТО только 5 исправно расходуют на оборону 2% от ВВП, как того требуют уставные документы Альянса. 9 ноября генсек НАТO Йенс Столтенберг поздравил Трампа с победой, заявив о готовности встретиться с ним в кратчайшие сроки и пригласив на саммит Альянса в Брюсселе в 2017 году. Оперативного фидбека из-за океана, как бывало раньше, не последовало. 18 ноября Столтенберг сам позвонил Трампу и в ходе «хорошего», как он сам его оценил, разговора подтвердил приглашение на саммит. Однако его точные сроки по-прежнему не ясны — может, весна, а может, и лето. Сторона Трампа молчит. Отвечая в Брюсселе на вопроc NT, стоит ли Альянсу в свете известных заявлений Трампа готовиться к переменам, генсек Столтенберг выразил «абсолютную уверенность» в том, что все обязательства США по отношению к своим союзникам останутся незыблемы.

Тем не менее в натовских кулуарах опасаются того, что Трамп может неожиданно выступить с инициативой резкого увеличения оборонных взносов со стороны стран-членов и спровоцировать раскол в Альянсе. Сейчас только Лондон и Варшава дают понять, что готовы будут поддержать такую инициативу. Ключевые члены ЕС — Франция, Германия и Италия — высказываются куда осторожней. Ларчик открывается просто. Париж и Берлин до сего момента выступали за наращивание оборонной компоненты Евросоюза вплоть до создания армии ЕС. Сейчас сама эта концепция под большим вопросом, если не сказать больше.

 

«Это наш аппарат?»

Год назад американцы начали продвигать идею более тесного практического сотрудничества по линии НАТО–ЕС. А сразу после Brexit из опасений дальнейшей эрозии Евросоюза было решено не откладывать дело в долгий ящик: минувшим летом на саммите НАТО в Варшаве была подписана совместная декларация. Конечно, отправной точкой послужили действия России в Крыму и на Востоке Украины, рассказывает на условиях анонимности натовский функционер. Но по ходу выборов в США одним из самых скандальных эпизодов которых стал взлом серверов Демократической партии США российскими, как убеждены американские спецслужбы, хакерами, стало окончательно ясно, что дестабилизирующим фактором для сложившихся в западных демократиях политических систем могут стать не только «вежливые люди», но и кибератаки. «Да и вообще вызовы теперь могут идти откуда угодно», — добавил собеседник NT.

В конце ноября глава немецкой разведки БНД Бруно Каль, выступая в бундестаге, прямо указал на опасность российских кибератак, которые способны повлиять на ход предвыборной кампании в ФРГ: будущей осенью в Германии всеобщие выборы. Выступление главы БНД произвело, видимо, настолько сильное впечатление на немецкий политбомонд, что канцлер Ангела Меркель, завидев на декабрьском съезде Христианско-демократического союза в Эссене «неопознанный снимающий объект» — сверхсовременную телекамеру с обзором в 360 градусов, поинтересовалась: «Это что за аппарат?» А когда ей объяснили, смущенно спросила: «Это наш аппарат?»

«Они уже сейчас, пока не приступила к делам новая администрация США, намекают на готовность обсудить какую-то большую сделку»

Все — сообща

С июля по декабрь 2016 года две команды экспертов — НАТО и ЕС — стали готовить пакет мер по взаимодействию «в свете ухудшающейся обстановки в области безопасности». Например, отныне решено применять в случае кризисных ситуаций механизм обмена разведданными Berlin Plus. В последний раз он был задействован в 2004 году, когда НАТО поделилось с ЕС стратегически важной информацией о ходе миротворческой операции Altea в Боснии и Герцеговине. Кроме того, НАТО и ЕС создают общие системы киберзащиты. Решено также чаще проводить совместные военные учения. «Зачем нам проводить их раздельно? Это же неоправданное распыление сил и средств», — недоумевает посол США в НАТО Дуглас Льют.

Несмотря на договоренность об очередной встрече (19 декабря) в рамках Совета Россия — НАТО, Москва склонна рассматривать сегодняшнюю политику НАТО как попытку навязать России повестку времен Холодной войны. Хотя генсек Альянса Йенс Столтенберг постоянно озвучивает идею «двухвекторного подхода» к России: с одной стороны, демонстрация силы, с другой — готовность к диалогу. «Ничего нового в таком подходе нет, его придумал в конце 60-х — начале 70-х годов прошлого столетия глава МИД Бельгии Пьер Армель, — поясняет постпред России при НАТО Александр Грушко. — Для Альянса наличие «большого противника» (в лице России) — удобное оправдание собственного существования».

Однако другой российский дипломатический источник все же допускает, что, запустив новую концепцию отношений с Евросоюзом, НАТО на этом не остановится и «придумает что-то похожее» и для России: «Они уже сейчас, пока не приступила к делам новая администрация США, намекают на готовность обсудить какую-то большую сделку». На вопрос, чем это может быть вызвано, дипломат ответил обтекаемо: «Все знают — есть Дональд Трамп, и есть ИГИЛ*. А что будет — не знает никто».

* ИГИЛ («Исламское государство», ИГ) — организация, запрещенная в России как террористическая.

Читайте также:

Подписаться