Почему Москва все больше скатывается к политике, которую проводит Ким Чен Ын (Вместо послесловия к дискуссии на ядерную тему)

АПЛ «Кузбасс» проекта 971 на генеральной репетиции парада, Владивосток,июль 2016 года. Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Всю минувшую неделю мир с волнением наблюдал за тем, как российская военно-морская группировка во главе с единственным отечественным авианосцем «Адмирал Кузнецов» шла к берегам Сирии. При этом авианосец нещадно чадил котлотурбинной установкой: вместо демонстрации растущей российской военной мощи заплыв в Средиземное море показал ее зависимость от давно устаревших технологий. И хотя грозные речи российских начальников не оставляют сомнений в том, что Москва вступила в прямое военное противостояние с Западом, следует констатировать: Россия пришла к этой войне, не слишком хорошо подготовившись. Из стареющего населения уже не сформировать многомиллионной армии, промышленность явно не готова к серийному производству вооружений, ОДКБ не идет ни в какое сравнение с НАТО.

Главный уравнитель

Единственный ресурс, которым располагает Москва, — ядерный арсенал, фактически равный американскому (у России 1796 боеголовок и 508 носителей ядерного оружия, у США — 1367 боеголовок, но 681 носитель). Этого оружия за глаза хватит, чтобы уничтожить все живое на планете. При этом Москва постоянно совершенствует свое ядерное оружие. Даже в условиях экономического кризиса Кремль осуществляет несколько широкомасштабных программ ядерного перевооружения. Идет строительство нового поколения атомных подводных лодок, оснащенных ракетой «Булава». Одновременно разрабатывается новая тяжелая наземная ракета «Сармат», изображение которой разработчики только что вывесили на своем официальном сайте. Министр обороны Сергей Шойгу уже проинспектировал готовность Красноярского механического завода к производству этого нового оружия. Более того, в ходе форума «Армия-2016» заместитель министра обороны Юрий Борисов заверил, что никаких проблем не возникнет и с производством железнодорожного ракетного комплекса «Баргузин». Считается, что эти эшелоны, замаскированные под обычные поезда, не смогут обнаружить разведывательные спутники. А помимо этого предполагается производить еще и морскую ракету «Лайнер», и наземную «Рубеж». Каждый из этих проектов тянет на многие миллиарды рублей.

Проблема однако в том, что и задачи, которые ныне Кремль возлагает на ядерные силы, далеко выходят за рамки ядерного сдерживания эпохи предыдущей Холодной войны.

Традиционное сдерживание строилось на том, что потенциального агрессора удерживала от нападения угроза причинения ему неприемлемого ущерба, — для СССР и США это означало гарантированное взаимное уничтожение. Но сейчас этого мало. Кремль хочет, чтобы ядерные боезаряды были средством политического давления на страны Запада. Происходит второе рождение доктрины «расширенного сдерживания», обсуждавшейся в конце 1990-х годов. Эта доктрина исходила из того, что сам факт обладания мощным ядерным потенциалом играет определяющую роль в решении любых международных проблем. Россия угрожает использовать ядерное оружие в том случае, если сочтет свои интересы ущемленными. Но при этом не определяет ясно, в чем должно выразиться такое ущемление.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться