То, что Владислав Сурков (на снимке: справа от Суркова) продолжает курировать украинское направление, подтверждается его участием в переговорах в «нормандском формате», Берлин, 19 октября 2016 года

Конец 2016-го — начало 2017 года — срок, к которому должен быть реализован «План первоочередных мероприятий по дестабилизации общественно-политической ситуации на Украине». Это самый любопытный из документов, оказавшихся в открытом доступе после взлома украинскими хакерами почтового ящика, который якобы принадлежит помощнику президента РФ Владиславу Суркову.

«С учетом критической ситуации по урегулированию вопроса особого статуса Донбасса в Украине, затягивания руководством Украины с принятием необходимых для этого законов, блокирования инициатив России в Нормандском и Минском переговорных процессах реализация плана по реинтеграции в Украину территорий, контролируемых Луганской и Донецкой народными республиками, требует безотлагательных дополнительных комплексных мер», — так начинается «План первоочередных мероприятий по дестабилизации общественно-политической ситуации на Украине» под кодовым названием «Шатун».

Это наиболее обсуждаемый из документов во взломанной «переписке Суркова». И даже заголовка с первым абзацем, которые содержат формулировки и «в Украине», и «на Украине», достаточно, чтобы вызвать сомнения в подлинности: в пределах одного текста автор, как правило, в зависимости от личных предпочтений употребляет либо одну, либо другую конструкцию, но не обе вместе. Едва ли секретный план для большого начальника готовился в такой спешке, что не хватило времени убрать эти несоответствия.

ПРАВДА ОТ «КИБЕРХУНТЫ»

План «Шатун» 23 октября опубликовало движение «Киберхунта». О ней известно немногое: на сайте движения утверждается, что это «сообщество украинских хакеров и аналитиков, которые борются с внешней агрессией и внутренними врагами». Летом 2016 года, например, «Киберхунта» обнародовала детальный сценарий «прямой линии» главы ДНР Александра Захарченко с народом — за несколько дней до самого события. Не чужд украинским хакерам и аналитикам и некоторый пафос: «И Правдою своею — рассеем мы чары кремлевского змия, и возродятся все народы Киевской Руси в единой славянской семье!» — обещает их сайт.

Цель описанных в «шатуне» мероприятий — досрочные парламентские и президентские выборы на Украине. Средства «дестабилизации» — организация после переговоров с украинскими оппозиционерами «массовых протестов» против экономической политики правительства Украины

«Шатун», как утверждали активисты «Киберхунты», попался им среди прочих документов при взломе ящика v14691@yandex.ru. Это якобы личная почта Владислава Суркова, который с сентября 2013 года официально занимается вопросами взаимоотношений с Абхазией и Южной Осетией, а неофициально курирует и украинские дела. Цель описанных в плане мероприятий — досрочные парламентские и президентские выборы на Украине. Средства «дестабилизации» — организация после переговоров с украинскими оппозиционерами (Оппозиционный блок, «Батькивщина», Радикальная партия Олега Ляшко) «массовых протестов» против экономической политики правительства Украины. В числе задач — проведение «тарифного майдана», раскрутка в СМИ старых и новых коррупционных скандалов вокруг имени президента Петра Порошенко, организация медиакампании с тезисом, что Порошенко и его правительство не способны решать «первоочередные задачи, стоящие перед страной», формирование мобильных групп, которые под видом сторонников действующей власти будут нападать на митингующих против роста тарифов и прочих социальных бед.

Автором письма значится Павел Карпов. Выбор неслучайный: Карпов сотрудничал с Сурковым еще в бытность последнего заместителем главы администрации президента (АП) и отвечал за связи с правыми движениями; позже он появился на Донбассе. Надежда Савченко утверждала, что Карпов — один из тех, кто вывез ее в Россию. В общем, возможность того, что Карпов продолжает обсуждать с Сурковым украинские дела, вполне вероятна.

ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

Подлинность плана «Шатун» немедленно подтвердили советники министра внутренних дел Украины Антон Геращенко и Зорян Шкиряк. Сходную позицию заняли и представители Службы безопасности Украины. Однако даже на Украине, где по понятным причинам охотно верят любой антироссийской информации, ряд упомянутых в «Шатуне» политиков сразу же обозначили этот документ как подделку и даже назвали имена заказчиков. Депутат Верховной рады Ольга Червакова из «Блока Петра Порошенко», например, обвинила в изготовлении фейка Николая Княжицкого, депутата из «Народного фронта» Арсения Яценюка: он, по ее мнению, мстил таким образом «честным депутатам» за провал одного из своих законопроектов.

Куда обоснованней была критика документа с российской стороны. Алексей Чеснаков, много лет работавший в АП под началом Суркова, сразу же отметил обилие орфографических, стилистических и пунктуационных ошибок — а Сурков, по утверждению чиновника, нервно относится к таким вещам, и все его сотрудники это знают. Политолог Глеб Павловский (его Фонд эффективной политики в сурковские времена был одним из ключевых поставщиков аналитики для АП) подчеркнул в одном из интервью, что план не соответствует принятым в Кремле стандартам и написан «слишком романтически». Политолог также обратил внимание на неуместность слишком прямых обозначений для определенных действий. Грубо говоря, план Кремля по дестабилизации ситуации на Украине не может в лоб называться «планом по дестабилизации».

Писатель Натан Дубовицкий, он же Владислав Сурков, вряд ли одобрил бы название плана — «Шатун»

Специалист по информационным войнам, который выполнял заказы, в том числе и для АП, на условиях анонимности сказал NT: «Конечно, это фейк. Цель у такого документа — получить деньги. Хочешь денег — говори четко: с кем планируешь работать, кто эти люди, сколько они стоят, какие СМИ можешь подтянуть. Здесь нет даже медиаплана, и вместо «темника» (списка ключевых тезисов кампании в определенном формате. — NT) какой-то хаос».

Обращают на себя внимание и некоторые языковые особенности документа — мелкие, но красноречивые. Обороты типа «люди с окружения Порошенко», «под координацией указанных лиц» и т.п. заставляют предположить, что текст писал русскоязычный украинец, не знакомый с форматами документов, принятыми в АП. Да и название плана «Шатун» (не заснувший зимой медведь, которого, как правило, убивают) едва ли порадовало бы Суркова, который ведь не только чиновник, но еще и чуткий к символам писатель-постмодернист.

ПОПЫТКА № 2

Спустя два дня, 25 октября, «Киберхунта» опубликовала уже целый массив данных — более двух тысяч писем из другого почтового ящика prm_surkova@gov.ru, представленных как переписка, которую вели секретари и помощники Суркова. Подлинность этих писем вызывает гораздо меньше сомнений.

Во-первых, специалисты американской DFRLab проанализировали метаинформацию (технические данные, содержащиеся в почтовых файлах) и пришли к выводу, что подделать ее в таком объеме просто невозможно. Во-вторых, в переписке есть приглашения для Суркова на концерты, лекции, выставки, которые он затем действительно посещал. В-третьих, подлинность некоторых писем из опубликованного массива, подтвердили их авторы — например, Евгений Чичваркин, приславший Суркову рецензию на один из романов Натана Дубовицкого, впоследствии опубликованную в журнале «Русский пионер» («Натан Дубовицкий» считается литературным псевдонимом Суркова, хотя сам он это никогда не подтверждал. — NT). Есть среди опубликованных материалов и письмо Глеба Павловского: накануне Майдана он предлагал отказаться от поддержки Виктора Януковича и сосредоточиться на установлении контактов с оппозиционерами, которые, по мнению политолога, без сомнений придут к власти.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков после публикации «Киберхунты» заявил, что Сурков вообще не пользуется электронной почтой — не обратив, видимо, внимания на то, что вторая порция материалов содержит переписку приемной Суркова, а не его самого.

Тоска и РУТИНА

Никаких материалов, сравнимых по разоблачительной силе с «Шатуном», в обнародованных письмах нет. Зато есть подтверждение тезиса о том, что Россия плотно контролирует работу руководства «непризнанных республик» и освещение их жизни в лояльных СМИ. Так, в июне 2014 года тогдашний глава «Народного совета» ДНР Денис Пушилин отчитывался перед Сурковым о потерях «ополченцев». Один безымянный погибший помечен словами — «Псковской ВДВ». Чуть раньше, в мае того же года, некий сотрудник компании Marshall Group Константина Малофеева (предпринимателя, который попал под международные санкции по подозрению в финансировании сепаратистов Донбасса и причастности к аннексии Крыма. — NT) прислал Суркову список членов будущего правительства ДНР во главе с Александром Бородаем. Главный редактор журнала «Русский репортер» Виталий Лейбин отправил на утверждение «письмо общественности Донбасса» под названием «Немедленно остановить войну». Документ вернулся с правками и был опубликован на сайте журнала. Тот же Пушилин отчитывался перед «приемной Суркова» о расходах — на издание газеты ($14 500 ежемесячно), на зарплаты сотрудникам «министерства информации» ($3300 ежемесячно) и на пресс-центр (6200 гривен). Ответа, кстати, Пушилин не удостоился.

Основная часть переписки — информационные материалы о событиях в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье и на Украине, а также календари ожидаемых событий — их Сурков получал почти ежедневно. Опрошенные NT аналитики, работавшие в разное время с АП, подтверждают: именно так — заголовок, абзац текста, ссылка на источник — и выглядят «информ-продукты» для Кремля.

Пушилин отчитывался перед «приемной Суркова» о расходах — на издание газеты ($14 500 ежемесячно), на зарплаты сотрудникам «министерства информации» ($3300 ежемесячно) и на пресс-центр (6200 гривен)

Разочарованные читатели переписки Суркова, ждавшие откровений и разоблачений, сетовали: тоска и рутина. Но тут есть важный момент: на примере рабочих материалов высокопоставленного чиновника мы можем видеть, что основной базой представлений российской власти о событиях в интересующих ее регионах остаются независимые СМИ. Те самые СМИ, существование которых российскую власть раздражает и жизнь которым российская власть всячески пытается усложнить. Уничтожая тем самым источник собственных знаний об окружающем мире.

ПЛАН и РЕАЛЬНОСТЬ

2016 год заканчивается. Многое из того, что обещал «Шатун», не случилось и уже вряд ли случится. Вместо миллионных митингов «тарифного майдана» в ноябре прошли небольшие выступления недовольных. Выступлений сепаратистов в Закарпатье (это тоже часть коварного плана) не произошло. По счастью, не было никаких «мобильных групп, нападающих на митингующих». А с антикоррупционными материалами украинские СМИ справляются и без указаний из Кремля.

«Шатун» оказался фейком, но это не значит, что его идеи чужды Кремлю. После третьей годовщины Майдана традиционные украинские темы российской телепропаганды — от зверств «кровавой хунты» и до экономического краха соседней страны — постепенно возвращаются в эфир. Они еще не потеснили Сирию, но уже начинают с ней конкурировать. Возможное обострение ситуации на Украине — вечный козырь в московском рукаве. И достать его, если вновь понадобится отвлечь население от внешних и внутренних проблем, совсем нетрудно.

Фото: Michael Kappeler/Dpa/TASS, Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.