О том, как федеральные телеканалы либо замалчивали протестные акции, либо, избегая конкретики, перемазывали их дерьмом и в результате проиграли борьбу за аудиторию оппозиционным СМИ и популярным видеоблогерам

Сотрудники ОМОНа задерживают протестующего, Москва, 26 марта 2017 года

В воскресенье 26 марта, когда, по самым скромным подсчетам, на улицы российских городов — от Владивостока до Калининграда — вышли более 60 тыс. человек, государственные СМИ их не замечали. Митинг в Москве в прямом эфире освещало только одно государственное издание — не предназначенный для русскоязычной аудитории, англоязычный сайт телеканала Russia Today.

По одному лекалу

Этот первый полноценный репортаж в государственных СМИ хоть и вышел на английском, но задал тон всем последующим. Установка была задана уже заголовком: «Сотни человек задержаны на несанкционированном митинге оппозиции в Москве».

Этот же тезис потом будет повторяться многократно, к нему будет сводиться вся суть и репортажей, и обсуждения в эфире федеральных телеканалов: митинг незаконный, несанкционированный, запрещенный и так далее. Примечательно, что ни RT, ни все последующие новостные заметки на сайтах информагентств, повторяя буквально в каждом абзаце про «несанкционированность» митинга, ни словом не обмолвились о собственно его сути.

Информагентства (кроме «Интерфакса») хотя бы выпустили короткие заметки подальше от первой страницы про «задержанных на несанкционированной акции оппозиции». Куда актуальнее, например, агентству «Россия сегодня» показалась новость с заголовком «В США свободолюбивая корова ушла от полицейской погони». Эта новость, а также сообщение о двух российских болельщиках, избитых в Белграде, все воскресенье 26 марта висели на самом верху главной страницы сайта ria.ru. Когда «Россия сегодня» все-таки решилась дать новость о митингах, был уже глубокий вечер, и новостным поводом тоже стало не содержание митингов, а их «несанкционированность».

Куда актуальнее, например, агентству «Россия сегодня» показалась новость с заголовком «В США свободолюбивая корова ушла от полицейской погони»

Но федеральные телеканалы — по крайней мере, выпуски новостей — продолжали хранить глубокое молчание: только ведущий позднего «Воскресного вечера» на канале «Россия 1» Владимир Соловьев глубокомысленно сказал, что «теме надо отстояться». Ведущие рассказывали про что угодно: об очередных сводках с полей Донбасса, ситуации в Мосуле, смертоносной лавине в Японии, массовых протестах — но во Франции, коррупции — но в Южной Корее. Окончательным фарсом даже по невысоким риторическим меркам российского телевидения закончилась робкая попытка члена «Демократического выбора» Игоря Драндина поднять вопрос — может быть, на российском телевидении стоит все-таки обсудить российские события?

В ответ на Драндина обрушилась всей своей децибельной мощью сначала сенатор от Крыма Ольга Ковитиди, которая назвала его «козлом» и «предателем», желающим устроить «вторую Украину». А ведущий ток-шоу «Первая студия» Артем Шейнин, прославившийся своей брутальной манерой конферанса, по-военному четко объяснил, почему в прайм-тайм российский федеральный телеканал упорно отказывается уделить хоть немного эфирного времени событиям собственно России (в этот раз там, как и всегда, обсуждали очередные украинские беды). «Украину мы, — заявил Шейнин, — будем обсуждать до тех пор, пока вот такие крикуны, как вы (широким жестом обращаясь к воображаемому телезрителю) не поймут, до чего вы хотите довести страну своими разговорами о коррупции».

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться