Соединенные Штаты создают у берегов Корейского полуострова мощнейший со времен Холодной войны военный кулак: два атомных авианосца, способных вкупе нести до 160 боевых самолетов, и еще порядка 20 кораблей. Обычно такие силы концентрируются для атаки. Ее объектом может стать Северная Корея, уже предупрежденная Вашингтоном о необходимости прекратить испытательные пуски баллистических ракет-носителей: эра «стратегического терпения» в отношении Пхеньяна закончилась, заявил вице-президент США Майкл Пенс. В ответ северокорейский вождь Ким Чен Ын пригрозил нанести упреждающий удар по объектам в Южной Корее. Некоторые эксперты уже описывают ситуацию как «медленный Карибский кризис»

Не всякий лидер может быть уверен, что список праздников его государства лежит на письменных столах руководителей великих держав. А вот северокорейский правитель Ким Чен Ын — может. Сегодня именно этот северокорейский список лучше сверхсекретных разведсводок указывает на дни, когда может начаться ядерная война. В традиции режима КНДР проводить ядерные и ракетные испытания по торжественным датам. Очередное, шестое по счету с 2006 года, подземное испытание ядерного устройства было приурочено к 15 апреля — дню рождения Ким Ир Сена, основателя диктаторской династии. Однако США пообещали предотвратить испытание любыми средствами, включая военные. К берегам Корейского полуострова отправилась группировка ВМС во главе с авианосцем «Карл Винсон» — в дополнение к находящейся там постоянно группировке с авианосцем «Рональд Рейган». Кроме того, по некоторым данным, уже отдан приказ передислоцировать туда же и военно-морское соединение с авианосцем «Нимиц». В ответ представители КНДР пообещали нанести упреждающий удар по объектам в Южной Корее.

15 апреля апокалипсиса не случилось. Испытание-то Пхеньян провел — правда, не ядерное, а баллистической ракеты, но — неудачное. А на торжественном вечере по случаю дня рождения Ким Ир Сена гостям был продемонстрирован видеоклип об уничтожении американских городов северокорейскими ракетами. Дальше «Третий Ким»* пока не пошел. Но и развязка еще не наступила. Не случайно Роберт Литвак, эксперт американского Центра Вудро Вильсона, назвал происходящее «медленным Карибским кризисом». У северокорейского диктатора оставалась в запасе еще одна дата — 25 апреля, день Корейской народной армии…

СРЕДСТВО ШАНТАЖА

Северокорейский ядерный центр в Йонбене был открыт еще в 1964 году с помощью советских специалистов. В 2003 году КНДР вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), публично заявив о намерении сосредоточиться исключительно на мирном атоме. Многие эксперты тогда призвали не слишком драматизировать это решение: дескать, Пхеньян в 1993 году уже выходил из ДНЯО, но не прошло и года, как вернулся в договор, вновь подчинив себя контролю и проверкам со стороны МАГАТЭ. Однако уход 14-летней давности оказался безвозвратным. Более того, 10 февраля 2005 года, через два года после начала шестисторонних переговоров по северокорейской ядерной программе**, КНДР открыто заявила о создании стране ядерного оружия. Точное количество ядерных боезарядов Пхеньян хранит в тайне, зарубежные эксперты говорят о двух десятках. Так или иначе ядерная программа стала для правителей Северной Кореи, чья экономика лежит в руинах, а население голодает, идеальным средством самосохранения и одновременно шантажа окружающего мира: или вы нас кормите, или мы за себя не отвечаем.

Политика «стратегического терпения» совершенно не мешала КНДР время от времени испытывать ядерные боеприпасы и совершать пуски ракет — в нарушение сразу нескольких строгих резолюций Совбеза ООН

Мировое сообщество было на удивление единодушно в стремлении «денуклеаризировать» КНДР. И столь же беспомощно. Переговоры с Пхеньяном тянулись бесконечно. При этом Москва и Пекин твердили как мантру: никакого силового решения у проблемы нет и быть не может. Вашингтон же — и при Буше-младшем, и при Обаме — придерживался концепции медленного удушения режима в результате жестких санкций Совбеза ООН, включая запрет на импорт-экспорт вооружений и заморозку активов. В апреле 2016-го к санкциям подключился и прежний покровитель КНДР — Китай, введя эмбарго на импорт северокорейского угля. Логика у всех такая: давайте наберемся терпения — деспотия рухнет сама собой от внутренних противоречий. Однако политика «стратегического терпения» совершенно не мешала КНДР время от времени испытывать ядерные боеприпасы и совершать пуски ракет — в нарушение сразу нескольких строгих резолюций СБ ООН. Более того, в последние годы ракетно-ядерная программа КНДР развивалась столь стремительно, что эксперты стали обсуждать, как быстро у Кима окажется то, чего ему недостает, — средства доставки ядерного оружия. Пессимисты говорят о 3–5 годах, оптимисты — о 10–15. Сейчас Пхеньян уже запускает ракеты дальностью до 2,5 тыс. км. Еще немного, напоминают пессимисты, и можно будет говорить о наличии у северокорейского режима полноценных межконтинентальных баллистических ракет (МБР), способных достигать берегов США.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.