Индия шокировала финансовый мир беспрецедентной денежной реформой: за один вечер были выведены из легального обращения две самые ходовые купюры — 500 и 1000 рупий, на которые приходилось 86% наличной денежной массы — около $250 млрд (!). К чему это привело и в чем состоит индийский урок — разбирался The New Times

Очередь у отделения банка в столице Индии: люди спешат положить сбережения на депозит и обменять старые  купюры на новые,  Дели, 13 ноября  2016 года. Фото: AP/FOTOLINK/EAST NEWS

Об изъятии купюр в 500 и 1000 рупий (около 470 и 940 руб.), которые «начиная с полуночи» становятся нелегальными, индийцам объявил вечером 8 ноября лично премьер Нарендра Моди. Начиная с 9 ноября небольшое количество старых банкнот (примерно на 1800–4200 руб.) в течение 2 недель можно было обменять на купюры нового образца. Остальную наличность индийцы должны успеть положить до нового года на банковский счет, то есть перевести в безналичную форму. Кто не успел — тот опоздал. Навсегда. И еще один нюанс: если сумма свыше $3600 не была прежде задекларирована, ее владельцу будет грозить штраф в 50–200% от суммы на счете, а деньги нельзя будет снять в течение 4 лет. «Это самое жесткое изменение в денежной политике, предпринятое в мире за последние несколько десятилетий», — так отреагировал на шаги индийских властей экс-министр финансов США Лоуренс Саммерс.

Безденежный шок

К банковским картам индийцы только начинают привыкать: при помощи наличных совершается 87% денежных транзакций в стране, а по данным PwC — даже 98%. Поэтому наблюдатели описывают происходящее сейчас в Индии как шок и хаос: банкоматы пусты, а к тем, что работают, выстраиваются огромные очереди, расплатиться ни за что невозможно, экономическая активность в стране парализована. Денежная масса сократилась сильнее, чем в США перед Великой депрессией. Оставшись с ненужными деньгами, бедные индийцы потратили их на оплату долгов за электричество, а богатые — на покупку часов Rolex, пишет Bloomberg: всего за сутки после деноминации некоторые бутики выполнили месячный план по продажам. Но потом продажи встали.

Торговля сельхозпродукцией в отсутствие денег производится на бартерной основе, упав, по данным онлайн-издания The Wire, на 40–80%. На 40% упали производство кожи для обуви, продажи автомобилей — на 27%. Многие работодатели в теневом секторе пытаются рассчитаться с работниками старыми банкнотами, но те отказываются их принимать. Хотя за последние 5 лет банки открыли счета десяткам миллионов индийцев, 50–70% все еще не имеют банковского счета. В Индии всего 7,8 банковских отделений на 100 тыс. населения — намного ниже среднемирового уровня (13,5 — по данным Всемирного банка). В Индии не особо развит и интернет-банкинг: доступ к интернету есть только у 23% индийцев. А платежи с мобильного телефона в ходу, по данным Mastercard, только у 5% населения.

Премьер Моди объявил войну теневой экономике, в которой заняты 80% индийцев, ноябрь 2016 года. Фото: AP/FOTOLINK/EAST NEWS

По прогнозу Ambit Capital, за ближайшие месяцы в результате деноминации рост индийского ВВП снизится с 6,8% до 3,5%. Прежний уровень денежной массы будет восстановлен в лучшем случае через полгода

Не обходится и без человеческих трагедий. Один мелкий клерк в госбанке Индии покончил с собой, написав в предсмертной записке, что деньги, которые он копил на свадьбу своей дочери, но не успел задекларировать, превратились в пустые бумажки. Еще три человека умерли от сердечного приступа после безуспешных попыток обменять старые купюры на новые. И уж совсем чудовищный случай — смерть младенца, чьи родители не смогли найти 100 рупий нового образца, чтобы заплатить за госпиталь, — старые деньги врачи не принимали. Издание The Citizen насчитало уже 70 смертей, так или иначе связанных с деноминацией.

Чтобы смягчить последствия демонетизации, чиновники утвердили перечень транзакций, за которые до 1 января можно расплачиваться старыми банкнотами: оплата крестьянами семян, оплата в больницах, для играющих свадьбу и т.д.

«Правительство управляет экономикой как бык посудной лавкой», — так оценивает затеянную правительством демонетизацию оппозиция. Однако кабинет Моди не просто отметает критику. В одном из штатов, пишет издание The Wire, до середины января 2017 года запрещено критиковать демонетизацию в соцсетях (наказание — штраф или месяц тюрьмы).

 

Национальный спорт

Теневая экономика в Индии составляет порядка 40% ВВП, в ней заняты до 80% индийцев. В «тени» — вся мелкая торговля, львиная доля сектора услуг, сельское хозяйство и т.д. Основная цель демонетизации — вывести из тени огромные денежные суммы, с которых не уплачиваются налоги. В сущности, эта мера — третья по счету в ряду подобных. Правительство начало войну с теневыми доходами примерно два года назад и уже успело объявить и о налоговой амнистии, и о «мерах принудительного характера» в отношении индийцев, держащих незадекларированные богатства вне страны. Хотя за легализацию денежных средств нужно было заплатить высокий однократный налог — 45% декларируемой суммы, — налоговая амнистия в Индии (в отличие от России) оказалась не совсем бесполезной: в 2016 году свои доходы задекларировали 64 тыс. 275 граждан на сумму $9,7 млрд (в среднем $151 тыс. в каждой декларации).

По стране прокатились акции протеста против «узаконенного грабежа». На снимке: столкновение с полицией в Дели,  28 ноября 2016 года. Фото: AP/FOTOLINK/EAST NEWS

Не платить налоги — любимый индийский спорт. Подоходный налог платит шокирующе малое число индийцев, на вычеты по нему в 2015 году, по данным издания Firstpost, претендовало менее 5% населения. А до начала активной борьбы с уклонением от налогов претендентов на вычеты было и того меньше — всего 1%. Власти надеются, что благодаря демонетизации число налогоплательщиков в стране увеличится как минимум вдвое, до 100 млн человек.

Однако у индийского государства, похоже, вообще нет данных о реальных доходах людей. По официальной статистике, лишь 1,1 млн индийцев зарабатывают в год свыше $1200 в месяц — абсолютно абсурдная цифра. Ведь по данным ежегодного отчета World Wealth Report (Capgemini), только долларовых миллионеров в Индии около 200 тыс., и их число быстро растет. Так же как и продажи дорогой ювелирки, автомобилей, яхт и недвижимости…

  Небольшое количество банкнот старого образца  можно было обменять на новые — в двухнедельный срок, Дели, ноябрь 2016 года. Фото: AP/FOTOLINK/EAST NEWS

Абсурдность статистики можно объяснить только лишь повальным уклонением от уплаты подоходного налога. В Индии он рассчитывается по прогрессивной шкале, ставки растут вместе с заработком: с доходов до $300 в месяц налог не уплачивается, суммы от $300 до $600 облагаются по ставке 10%, от $600 до $1200 — 20%, а свыше $1200 — 30%. Поэтому таких денег никто якобы и не зарабатывает.

Война без победы

В последние десятилетия Индия стала одной из самых динамично развивающихся стран мира. Только в последние 7 лет ВВП страны в среднем прибавлял 7,5%. В начале 1990-х подушевой ВВП в Индии был ниже российского примерно в 17 раз, сейчас — только в 6 раз. Индийская история успеха с начала 1990-х — результат быстрого развития капитализма и либеральной экономической политики. Сейчас чиновникам нужно, чтобы индийцы начали платить налоги. Но они, похоже, забыли, что делать это надо грамотно, иначе последствия не заставят себя ждать.

По прогнозу Ambit Capital, за ближайшие месяцы рост индийского ВВП снизится с 6,8% до 3,5%. Прежний уровень денежной массы будет восстановлен в лучшем случае через полгода, и, как отмечает The Indian Express, результатом денежного голода станет сокращение торговли, производства и инвестиций. Цена недвижимости в 42 крупнейших городах подешевеет на 30%, предполагает издание The Quint.

Но проблема еще и в том, что теневая экономика тесно связана с формальной — одной демонетизацией ее не победить. Когда застройщик платит рабочим наличными, уклоняясь от налогов, — это «черный нал». Но для рабочих это уже «белые», честно заработанные деньги, отмечает Венугопал Редди, экс-глава нацбанка Индии. Владелец магазина, где рабочие потратят эти деньги, тоже может поступить двояко — либо заплатить за «крышу» мафии (и тогда это снова «черный нал»), либо — муниципальной компании за электричество (и тогда это снова «белые» деньги).

Крестьяне, лишенные наличных, не побегут кредитоваться в банки и не начнут продавать продукцию с уплатой всех налогов. У половины фермеров и так есть кредиты, но лишь 35% из них взяты в банках, пишет в The Wire Нидхи Аггравал, сотрудник Indira Gandhi Institute of Development Research. Остальные берут кредиты неформально — у агентов, скупающих продовольствие, и расплачиваться с ними должны наличными, вырученными за продовольствие.

Сильнее всего демонетизация ударяет по мелким лавочникам и бедноте, по самозанятым, микро- и малому бизнесу, по торговле, сельскому хозяйству и транспорту. А владельцы золота и миллионеры, успевшие вывести свои богатства из страны в швейцарские банки, не пострадали. По расчетам Hindustan Times, только 6% нелегальных богатств содержатся в наличных. Остальное — в недвижимости, золоте и предметах роскоши, в иностранной валюте и банках, на фондовом рынке и т.д. Но главное — не устранены стимулы, побуждающие людей накапливать средства нелегально: ставка налогообложения так и осталась на прежнем уровне. Однократное изъятие накоплений приведет к рецессии, но не заставит людей платить налоги, пишет на сайте Ideas for India Майтриш Гатак из Лондонской экономической школы.

«Архитекторы этой крайне неудачной реформы представляют себе теневые деньги как запасы, спрятанные под матрасом, которые можно в одночасье вывести на свет и обложить налогами, — отмечает в свою очередь Прабхат Патнаик, профессор Университета Джавахарлала Неру. — На самом деле теневая экономика — это не запасы, а бесконечный поток сделок, с которых люди не хотят уплачивать налоги: из-за бедности, высоких налоговых ставок и недоверия своему государству. Вы изымаете одно платежное средство — и ограбленные люди будут делать то же самое при помощи другого, повысятся процентные ставки и плата за «обналичку».

Возможно ли такое у нас?

Российские власти озабочены теневой экономикой не меньше индийских. Доля безналичного оборота, где уходить от налогов сложнее, интенсивно растет, но все еще очень низка: по данным НАФИ и United Card Services, за последние годы доля безнала в оплате гражданами товаров и услуг выросла с 5% до 16% — это немногим выше уровня Индии. В развитых странах на безналичную оплату приходится до 90% транзакций. Такой весьма не быстрый переход к безналичной оплате связан и с привычками россиян, и с дороговизной эквайринга (предприниматели должны платить банкам 1,5–2% от выручки), и со стремлением не отражать часть операций в налоговой отчетности.

Министр труда РФ Максим Топилин предложил ввести налог на формально не занятых: мысль российских чиновников движется примерно в том же направлении, что и у индийских, а значит, индийский опыт вполне может их заинтересовать

Сильнее всего в России уклоняются от социальных платежей, из-за чего Пенсионный фонд в постоянном дефиците. Поэтому борьбу с теневой экономикой у нас возглавляют не Минфин и ФНС, а социальные ведомства и курирущая их в последние годы вице-премьер Ольга Голодец. Еще в 2013 году она сетовала, что 38 млн россиян заняты «непонятно чем». Правительство повысило сумму отчислений в социальные фонды для индивидуальных предпринимателей, что вызвало сокращение их числа. А недавно министр труда Максим Топилин предложил ввести налог на формально не занятых. Мысль российских чиновников движется примерно в том же направлении, что и у индийских, а значит, индийский опыт вполне может их заинтересовать.

Но лучше бы российским властям ему не следовать (если только у них нет цели вместо нулевого роста ВВП получить минус 5%). Ведь у нас теневые богатства держат в рублевом кэше только особо одаренные полковники МВД. А деньги богатых людей, уклоняющихся от налогов, тоже лежат отнюдь не в наличных. Демонетизацией можно ударить только по неформальной экономике, но торговцы на рынке, владельцы мастерских в гаражах и мелких магазинчиков не держат по домам миллиарды рублей. А то, что сделано в Индии, если это называть своими словами, — конфискация собственности миллионов людей. Главный результат узаконенного государством грабежа — потеря у граждан стимулов к экономической активности. Такая игра не стоит никаких свеч.

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.