Мир постоянно меняется. В США — новый президент. Весной следующего года — выборы президента Франции, осенью — генерального канцлера Германии. Российская власть пытается осмыслять эти изменения, но ее внешнеполитическая доктрина по-прежнему основана на собственных комплексах. Свидетельство тому, например, — бурная и едва ли не восторженная реакция официальной прессы на реплику Барака Обамы. Выступая в ФРГ в ходе прощального турне, Обама назвал Россию «военной сверхдержавой, с которой надо считаться». Сразу же делается вывод — «Обама изменил отношение к России», хотя до этого (и не только после победы Трампа на выборах) раз за разом утверждалось, что считаться с мнением Обамы вообще не стоит. При этом представления российской власти о мироустройстве и собственном месте в нем — сфера предельно закрытая. Но кое-что можно понять, анализируя не предназначенный для распространения доклад о революционной ситуации в мире, адресованный членам международного экспертного клуба «Валдай»

«Сон разума рождает чудовищ», гравюра Франсиско Гойи из серии «Капричос», которая могла бы служить иллюстрацией ко многим российским оценкам внешнеполитических реалий

Российская власть, терзаемая подростковыми комплексами, не первый уже год переживает тяжелый период внешнеполитической озабоченности. Противостояние цивилизаций, борьба сверхдержав, козни европейских и заокеанских врагов — вот, оказывается, темы, более важные для телевизионных ток-шоу и итоговых аналитических программ, чем события внутри страны. Россиян, к примеру, о выборах в США осведомляли куда подробнее, чем о выборах в Государственную думу РФ. Но все это продукция, предлагающая скорее поэтический образ отстаивающей одновременно и свой суверенитет, и мир во всем мире страны, чем изложение внятной и последовательной доктрины.

ТОЧКА СБОРКИ

Однако системное изложение представлений российской власти о глобальном мироустройстве и своем месте в нем все же существует, и нет даже необходимости его реконструировать по выкрикам Владимира Жириновского или шуткам телеведущего Владимира Соловьева. Как минимум один из вариантов такого системного изложения ежегодно предлагается к обсуждению участникам клуба «Валдай».

Путин в своей речи излагает те же тезисы. Просто более доходчиво

Сам клуб — клубок противоречий. Называется «Валдай», но который уже год проходит в Сочи. Является вроде бы неофициальным слетом ведущих экспертов-политологов со всего мира, но всегда — с обязательным участием первых лиц Российского государства и самого президента. Собственно, выступление Владимира Путина и ответы на вопросы гостей — ключевое событие форума. Его обсуждают, его растаскивают на цитаты, на тексте, как на кофейной гуще, гадают — каких действий на мировой арене ждать от России в ближайшее время. Но форум — это не только встреча мировых интеллектуалов с президентом РФ и «другими официальными лицами»: в этом году, например, на «Валдай» ездили вице-премьер Игорь Шувалов и спикер ГД Вячеслав Володин, в прошлом — тогда еще глава администрации президента Сергей Иванов и министр иностранных дел Сергей Лавров. Форум — это четыре дня работы экспертов, панельные дискуссии и доклады. А также предлагаемый зарубежным гостям для обсуждения установочный доклад, свод глобальных проблем и вызовов, которые организаторы форума считают наиболее важными на данный момент.

Доклад — двулик, как все на «Валдае». Скорее публицистический, чем научный текст, подготовленный группой экспертов, но при этом с пометкой «не для распространения». Взгляд авторов — но и позиция власти. Например, потому что Путин в своей речи излагает те же тезисы. Просто более доходчиво.

ПОЛУСЕКРЕТНЫЙ ДОКУМЕНТ

В этом году доклад за авторством Тимофея Бордачева (программный директор «Валдайского клуба»), Федора Лукьянова (директор «Валдая» по научной работе), Дмитрия Суслова (ВШЭ), Андрея Сушенцова (еще один программный директор «Валдая») и Ивана Тимофеева (тоже программный директор) называется «Глобальный бунт и глобальный порядок: революционная ситуация в мире и что с ней делать». Текст не предназначенного к распространению документа имеется в распоряжении редакции NT.

Доклад, как и весь «Валдай», помимо прочих решает пиар-задачу: показать мировым интеллектуалам не злую и страшную, а умную и рассудительную Россию и донести до них, а через них и до западных элит собственную точку зрения на происходящие в мире процессы. Характерно, что с российской стороны участники дискуссий — не крикливые завсегдатаи ток-шоу, а университетские специалисты из МГИМО и ВШЭ, ученые, причем не обязательно провластные. Единственное, пожалуй, исключение — писатель Александр Проханов.

Но, кроме того, доклад, как любая речь, включая и «валдайские» речи Путина, — способ выговориться, рассказать, иногда не желая того, о собственных страхах и добиться психотерапевтического эффекта. Именно с этой точки зрения мы и предлагаем взглянуть на документ о революционной ситуации, который демограф Анатолий Вишневский, один из участников «Валдая»-2016, назвал «символом веры», общим и для Путина, и для обслуживающего интеллектуального персонала. Поймем, чем они пугают, — и увидим, чего они сами боятся. «Паранойя может стать фактором выживания, если у тебя есть реальный враг. А они верят, что окружены врагами», — говорит NT политолог Глеб Павловский.

 

СТРАХ № 1: НАРОД

Революционную ситуацию авторы описывают со ссылкой на «видного практика социально-политических трансформаций» Владимира Ленина: «Верхи не могут, а низы не хотят». Мир входит в фазу «единого мирового беспорядка», предсказанного еще в 1992 году американским политологом Кеном Джовитом. «Верхи» — это элиты западных стран, которые «не могут управлять так, как привыкли», низы — общество Запада, которое боится угроз глобализации — мигрантов, исламистского террора и падения уровня жизни. Свидетельство недовольства низов — brexit, поправение Европы (и победа Дональда Трампа в США — могли бы добавить авторы доклада, но на момент его написания в победу эту никто не верил). Плюс — ведущие державы «не-Запада» требуют «новых правил игры». Трансформация глобального устройства неизбежна, считают авторы доклада, и вопрос только в том, пройдет ли она мирно или «низы попытаются свергнуть верхи».

Можно предположить, что это перенос вовне модных еще недавно разговоров о стабильности как главном достижении Путина. Но это путь ошибочный (особенно если, читая текст для внешнего употребления, помнить и о том, что говорят пропагандисты из телевизора внутри России). Любой признак нестабильности на Западе с точки зрения пропаганды — чуть ли не победа России. Как минимум свидетельство мудрости ее руководства, которое предвидело и предупреждало легкомысленных «партнеров».

Обложка того самого закрытого доклада, предназначенного для экспертов «Валдая»

Все интереснее — вот ключевая проговорка: «Обстановка кризиса и недееспособность правящего класса стимулируют активность масс и способствуют их вовлечению в политическую борьбу». Не сразу и сообразишь, что «кризис и недееспособность» — это не про Россию, а про страны Запада. А возможное «вовлечение масс в политическую борьбу» — и есть главный ужас российской власти. Вполне внутренний страх: через пару недель после публикации доклада российская пропаганда будет аплодировать мудрому выбору американского народа. Демократический диалог народа с властью Там — не пугает. Пугает — если такое случится Здесь. Отсюда, если отвлечься от текста доклада, и важность «всенародной поддержки» инициатив российской власти, о которой на форуме также говорилось. «По их (авторов доклада) мнению, достижения властей получили поддержку, а значит, о чем тут спорить. Диалог не предполагается в принципе», — реконструирует по просьбе NT этот взгляд Анатолий Вишневский. Эксперт иронизирует: «Вопросы могут быть только от 
неразумных участников форума, которым терпеливо разъясняют, как все обстоит на самом деле». Завершая «Валдай», именно это «на самом деле» несколько часов разъяснял интеллектуальным, но «неразумным» гостям президент РФ лично.

СТРАХ № 2: СТАТУС

От политики авторы доклада переходят к экономике, там тоже, разумеется, беда: «В последние полтора-два года «игра без правил» распространилась и на мировую экономику». Это даже курсивом в тексте выделено, чтобы подчеркнуть важность тезиса. Тут же и поясняется, о чем, собственно, речь: «Взаимозависимость и свобода торгово-экономических связей <…> сегодня используются для ослабления соперников и сведения геополитических счетов». И ожидаемое: «Превращение односторонних санкций <…> в обычную практику означает, что «либеральный порядок» закончился».

Все прозрачно, хоть игроки и не называются по именам: вводя санкции, Запад рушит систему, которую сам же и строил, усугубляя «революционную ситуацию».

Но есть и более глубокий страх: по мнению авторов доклада (кстати, ровно то же говорилось и на прошлогоднем форуме), «выходом из создавшегося беспорядка может стать кристаллизация двух гигантских трансконтинентальных общностей» — «пространства двух океанов» (вокруг США) и «пространства Большой Евразии». Гостей снова пугают нестабильностью? Нет! Это же образ вожделенного биполярного мира. Увы, из дальнейших рассуждений об экономическом противостоянии между Китаем и США становится понятно, что статус России на этом пиру держав — скромен. Что, может быть, даже не страшно, но все-таки обидно с учетом официально декларируемых претензий. Выясняется даже, что Россия — не игрок, а проблема: «Сохранение напряженности по линии Россия — НАТО, особенно в случае вероятной новой эскалации украинского кризиса, будет стимулировать размежевание между ЕАЭС и Европейским союзом»… В прошлом году Сергей Иванов радовался, что участники форума «почти не спрашивают про Украину — только про Сирию». Но даже авторы главного валдайского доклада забыть про Украину не могут.

СТРАХ № 3: ЭФФЕКТИВНОСТЬ

И все же — где место России в нарисованной схеме? Рассуждая о «деградации системы европейской безопасности» и утере блоком НАТО «привязки к реальному контексту», авторы, на всякий случай — дважды, отмечают: «Приоритетное внимание уделяется одной задаче — сдерживанию России». То есть у России по-прежнему незавидная роль «потенциального противника».

Но это не страх перспективы военного конфликта с «наиболее мощным военно-политическим союзом в истории человечества» (напомним, позже о немыслимости такого конфликта говорил и Путин). Это страх собственной неэффективности: в тринадцатый раз проводится форум, «неразумным гостям» разжевывается, как все обстоит на самом деле, их привечают, кормят и развлекают (в программе «Валдая» — не только дискуссии, но и экскурсии, а также концерт), а они все никак не донесут до элит в собственных странах простую мысль: Россию не надо сдерживать. С Россией надо соглашаться.

«Правящие и интеллектуальные круги Запада в основном продолжают настаивать на незыблемости принципов, взятых на вооружение в результате Холодной войны, игнорируя результаты их воплощения в жизнь», — с горечью констатируют авторы доклада, забыв, видимо, что обращаются как раз к представителям интеллектуальных кругов Запада.

СТРАХ № 4: БЕССИЛИЕ

Показав, как меняется с их точки зрения мир и как старые взгляды на мир теряют свою адекватность, авторы доклада переходят к оценке международных институтов, в первую очередь — ООН. Логично было бы ждать разгромной критики: институты ведь тоже порождение старого порядка. Но нет: оказывается, международные институты — «единственное, что формально связывает нас со сравнительно правовым характером отношений в мировом сообществе». Самое же главное — сохранить «иерархию стран-членов» ООН и право вето для тех, у кого оно есть. То есть (читаем между строк) — для России. «Важно добиться безоговорочного уважения к такому правилу и гарантировать сохранение этого уникального права».

Надежду на выход, хотя бы временный, из мира своих внешнеполитических страхов дает официальной России победа Трампа

Страх потерять право вето настолько силен, что доклад здесь утрачивает наукообразность и переходит на язык пропагандистской публицистики. Глава пестрит призывами и отсылками к неназываемым по именам критикам права вето, а также сообщается, что попытки ограничить универсальные международные организации — «прямое покушение на демократию».

СОЛОМИНКА

Надежду на выход, хотя бы временный, из мира своих внешнеполитических страхов дает официальной России победа Трампа. Федор Лукьянов, один из авторов доклада, подтвердил предположение NT, что формирование «гигантских общностей» теперь может замедлиться. «Настроение в США, которое и выразилось в результатах выборов, таково: надо сворачивать глобальное лидерство и сосредотачиваться на национальных интересах», — говорит эксперт. И добавляет: «Все, что раньше воспринималось как инструмент усиления позиций США в глобальном смысле, утратит свое значение».

Политолог Глеб Павловский оптимистичен в оценке интеллектуальных способностей обитателей Кремля, но не перспектив дружбы с Трампом: «Надеюсь, они не в состоянии безумия и не ждут, что Трамп станет обслуживать их интересы».

Но даже если и Трамп подведет, все равно клуб «Валдай» останется и финансирование его никуда не денется, несмотря на кризис: просто потому, что Путину явно нравится встречаться и беседовать с западными интеллектуалами. Перефразируя слегка известный афоризм Вячеслава Володина, родившийся как раз на «Валдайском клубе» в 2014 году, скажем: «Есть Путин — есть «Валдай».

фото: wikipedia.org

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.