«Русская Франция: исследование сетей путинского лоббизма»* — так называется книга-расследование французского журналиста Николя Энена. С автором встречался корреспондент The New Times

Во время визита французских парламентариев в Крым. Второй слева — Тьерри Мариани, Крым, с. Мирное Симферопольского района, июль 2016 года. Фото: Алексей Павлишак/ТАСС

За последний год это уже вторая книга на тему продвижения интересов Кремля в Пятой республике — первую написала французский славист Сесиль Вессье (см. NT, № 17 от 23 мая 2016 года). Источниками информации для Николя Энена стали (на условиях анонимности) сотрудники органов власти и спецслужб Франции, а также мэрии Парижа. Автор называет лоббистов Путина в Пятой республике по именам: Тьерри Мариани — депутат Национального собрания от партии «Республиканцы» Николя Саркози, возглавивший уже вторую делегацию французских парламентариев, которая недавно посетила российский Крым (как выяснилось, на деньги Российского фонда мира, возглавляемого депутатом Госдумы Леонидом Слуцким); Марин Ле Пен, лидер «Национального фронта» — партии, получившей перед выборами в парламент кредит из России; владелец инвестиционной группы Volga Group Геннадий Тимченко — председатель Экономического совета Франко-Российской торгово-промышленной палаты; генеральный директор корпорации «Ростех» Сергей Чемезов… Отдельная глава посвящена дезинформации и пропаганде, троллям, ботам и хакерам, работающим в интересах России. «Есть и тревожные, и анекдотические примеры того, как Россия играет Францией. В конечном счете, Франция уязвима перед вмешательством извне», — делает вывод Николя Энен, который согласился ответить на вопросы NT.

Досье

Николя Энен (Nicolas Henin) — журналист и писатель, родился в 1975 году в городе Ле-Ман. Печатается в журнале Le Point, выступает комментатором для BFM TV, Radio France и других ведущих французских СМИ. В июне 2013 года вместе еще с тремя французскими журналистами был похищен в Ракке (Сирия) и удерживался в заложниках исламистами вплоть до апреля 2014-го, когда его удалось освободить. После этого написал бестселлер «Академия джихада» — книга вышла в издательстве Fayard в 2015 году.

Засланные казачки

 

В книге вы рассказываете, как власти Парижа с трудом заблокировали идею установить памятники фельдмаршалу Кутузову и русским казакам. Кто ее продвигал?

Представители России во Франции часто взывают к исторической памяти, пользуясь тем, что русские и французы разделяют любовь к истории. Российское посольство и различные ассоциации постоянно штурмуют и МИД, и отделы международных связей муниципалитетов с просьбами установить какую-нибудь статую или переименовать улицу. Одна ассоциация, например, настаивает на переименовании проспекта Уинстона Черчилля в Париже в проспект Николая II — под тем предлогом, что он выходит на мост Александра III. Один из таких памятников лоббировал бывший премьер-министр Франсуа Фийон, но мэрия Парижа возмутилась.

Сколько вообще во Франции пропутинских ассоциаций?

Я посчитал только те, которые перечислены на сайте русской общины в Париже, — их 108, в том числе 74 в провинции. Возможно, некоторые из них сейчас не активны, и, наоборот, появились новые. Как мне рассказали живущие во Франции россияне, активность поддерживаемых Кремлем организаций резко возросла после митингов протеста в Москве в 2011–2012 годах. Сегодня даже в «Кружке имени Пушкина» обсуждают кремлевскую повестку — вопросы экономики России, которой якобы нипочем санкции.

Говорят, главный лоббист России во Франции — лично посол Александр Орлов…

Ну, Орлов — представитель поколения дипломатов, проявивших себя в полной мере при Горбачеве. Он очень силен в открытой дипломатии. В публичных выступлениях Орлов действительно любит рассказывать о том, что последние два-три года получает письма от простых французов, которые восхищаются российским президентом. Он даже зачитывал их на публике, чтобы продемонстрировать разрыв между «здравым смыслом народа» и позицией политической элиты и прессы, которые Путина критикуют. «Я думаю, что только один человек может спасти Россию — Владимир Путин», — пишет, например, Орлову «простой 70-летний француз». Не знаю, реальные эти письма или фальшивка, но не удивлюсь, если они настоящие.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.