Владимир Жириновский вновь, уже в шестой раз, объявил, что выдвинется кандидатом на пост президента России. При этом ни у кого нет сомнений, что побеждать он вовсе не намерен. Лидер старейшей политической партии России — ей исполняется 25 лет — верен себе. The New Times вспоминает путь Владимира Жириновского от алма-атинского двора до Охотного Ряда и разбирается в причинах его успехов и смысле его политической стратегии

Вождь на старте политической карьеры — фирменные жесты уже отработаны,  Москва, 1991 год. Фото: Александр Чумичев/ИТАР-ТАСС

На ХХХ (sic!) съезде ЛДПР (КПСС закончила на XXVIII), прошедшем в Москве в начале февраля, Владимир Жириновский был в очередной раз на четыре года переизбран председателем партии. Съезд — предъюбилейный, 18 апреля старейшей политической партии России исполняется 25 лет. Хотя путь свой партия начала еще раньше, в 1989 году, тогда она называлась ЛДПСС (Либерально-демократическая партия Советского Союза). Жириновский также заявил о намерении участвовать в президентских выборах 2018 года. А еще на съезде целиком обновили состав высшего совета ЛДПР. Но это как раз совершенно не важно и не интересно никому, кроме разве что членов высшего совета, — никто не запоминает имен соратников Жириновского. Партия и Жириновский — это даже не близнецы-братья. Жириновский — это и есть партия.

Жириновский утверждает, что никакого отношения к КГБ его партия не имеет и что «Крючков просто похвалил их» на том памятном заседании, а Собчак просто не разобрался, о чем идет речь

В программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым», вышедшей в эфир сразу после съезда, Жириновскому посвятили целый двадцатиминутный блок. Больше — только о войне на Донбассе. За эти 20 минут, отбиваясь от откровенных издевок ведущего, лидер ЛДПР успел сообщить, что Россия — монархическая страна, что монархом он был бы идеальным и прозвали бы его Владимиром Честным, что народ любит партию и вождя за «честность, открытость и твердость позиции» и что он — мировой рекордсмен: в шестой раз идет на президентские выборы. Раньше с ним мог конкурировать пятикратный участник выборов во Франции Жан-Мари Ле Пен. Больше соперников не осталось. «Но ведь вы опять проиграете», — резонно заметил Соловьев. «Потому что страна монархическая!» — не растерялся Владимир Вольфович. Однако вопрос о том, зачем ему президентские выборы, так и остался без прямого ответа.

НАЧАЛО

День рождения у Владимира Жириновского, как и у его партии, — в апреле: 25.04.1946, Алма-Ата, Казахская ССР. Отец — Вольф Эдельштейн, мать — Александра Жириновская. Вольф Эдельштейн — человек с непростой биографией: родом из Ровенской области в Польше, из семьи предпринимателей средней руки. Когда Ровенская область Польши стала частью Советской Украины, представителя чуждого класса депортировали в Казахстан. Там он и женился, однако не задержался — после войны его выслали обратно в Польшу. Уже оттуда отец будущего политика переехал в Израиль, где в 1983 году погиб под колесами автобуса. Александра Жириновская предусмотрительно сохранила фамилию предыдущего мужа (кстати, сотрудника НКВД): страна входила в период борьбы с «безродными космополитами», сиречь евреями. Сам юный Владимир Эдельштейн фамилию поменял в 1964 году, когда собрался поступать в Институт восточных языков (ИВЯ) при МГУ имени Ломоносова. И поступил, что не так-то просто для провинциала с сомнительным происхождением. Отсюда знаменитая автохарактеристика — «мама русская, папа — юрист». Жириновский долгое время считал, что его отец окончил юрфак Сорбонны, позже выяснилось, что папа не юрист: образование он получил в Гренобле на факультете коммерции. Впрочем, друзья детства утверждают, что во дворе дразнили маленького Володю «Жириком». Запомним это слово, оно неожиданно всплывет в нашем рассказе под самый занавес.

ИВЯ плотно курировал КГБ, откуда и слухи о связях Жириновского с комитетом. Поступление — чудо. Командировка на работу в Турцию по окончании вуза — еще одно чудо. Инюрколлегия, руководство отделом в издательстве «Мир», работа в секторе Западной Европы Советского комитета защиты мира — сплошные чудеса. Особенно если учесть, что Жириновский, по крайней мере по его собственным утверждениям, никогда не был членом КПСС. Однако успел поучиться в Университете марксизма-ленинизма на факультете международных отношений (впрочем, беспартийных туда тоже принимали по рекомендации с места работы). И даже службу в армии проходил в политотделе штаба Закавказского военного округа в Тбилиси. Шансов не пересечься с комитетчиками — почти никаких. При этом сам Владимир Вольфович связи свои с КГБ и близкими к комитету структурами (утверждалось, например, что он сотрудник ГРУ) всегда отрицал.

Володя Эдельштейн, дворовая кличка — «Жирик», все политические битвы — впереди. Фото: Борис Кавашкин/ТАСС

Чтобы закончить с темой образования Жириновского, отметим: он также учился на вечернем отделении юрфака МГУ, а в 1998 году, уже будучи политической звездой первой величины, защитил в МГУ диссертацию на соискание степени доктора философских наук по теме «Прошлое, настоящее и будущее русской нации». Не без скандала: отмечали, что диссертация — не научная работа, а обзор 11 томов сочинений вождя либерал-демократов, пытались отозвать степень, утверждали, что защитился Жириновский за взятку. Он судился с клеветниками (среди которых — депутат Илья Пономарев, агентство «Росбалт» и «Комсомольская правда»), суды выиграл, степень сохранил.

Но это потом, а пока совсем еще не звезда делает первый шаг в политику — в 1988 году Жириновский участвует в учредительном съезде «Демократического союза» Валерии Новодворской. Но почти сразу же и выходит из чужой партии: время создавать свою.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться