Предвыборная кампания в России началась, как водится, с компромата. На федеральном телеканале был показан фильм «Касьянов день» — съемка скрытой камерой, на которой были запечатлены лидер партии ПАРНАС Михаил Касьянов и активист партии Наталья Пелевина. В перерывах между занятием сексом они обсуждали вопросы партийного строительства. Результатом компромата стал развал демократической коалиции и обрушение рейтингов партии. Виноватой во всех грехах, как водится в России, объявили женщину. При том что адюльтер, как и танго, требует участия как минимум двоих, и в этой паре именно Пелевина была свободна от каких-либо обязательств. The New Times задал вопросы героине скандала

Наталья Пелевина в редакции The New Times. Фото: Мария Олендская

Вброс компромата, в том числе любовного, на политика — история тривиальная и отнюдь не только российская: так обрушивалось немало карь-
ер в разных странах мира. Но ваша история еще и изобилует откровенным сексизмом: Касьянова похлопывают по плечу, вас же обсуждают на партийной «тройке», вынуждают уйти из руководящих органов партии и так далее. Теперь, когда выборы позади и ПАРНАС все проиграл, мне хотелось бы услышать вашу версию этой истории.

Я приняла все решения сама. Ситуацию так сильно нагнетали коллеги по партии во главе с Ильей Яшиным и Вадимом Прохоровым*, это был довольно тяжелый момент для Михаила Михайловича (Касьянова. — NT), ему отбиваться еще и по этому вопросу было очень тяжело. Он был против того, чтобы я выходила из ФПС (Федеральный политсовет ПАРНАСа. — NT) или снималась бы с выборов (Пелевина была шестой на праймериз ПАРНАСа. — NT). Я решила это сделать сама, потому что мне показалось это правильным. К тому же в связи с разными обвинениями в мой адрес — что я чуть ли не сама сделала эту запись, что я чуть ли не агент российских спецслужб, что не имеет никакого отношения к правде, — авторитет Михаила Михайловича оказался под вопросом. Меня из партии хотели исключить, голосовали за мое исключение из бюро партии, но голосов не набрали. И я, чтобы не создавать Михаилу Михайловичу бΌльших сложностей — а он знал, что никакой вины за мной нет, — сама вышла из ФПС.

Вы защищаете своего партнера, тогда как он вас — не защитил?

Я его, безусловно, защищаю, это так. И я ни в коем случае не виню его — это наш выбор общий, выбор двух взрослых людей. Он никогда мне не врал и никогда не делал чего-то подлого в отношении меня. Я хотела быть в этих отношениях. Эти отношения с моей стороны не являлись никогда каким-то расчетом, это всегда было по любви.

Возвращаясь к вашему отказу от участия в выборах в Государственную думу. Разве причиной тому не было наличие у вас второго гражданства?

У меня был и есть вид на жительство в Великобритании: когда мне было двенадцать лет, я с семьей уехала в Лондон, потом долго по рабочей визе жила в США. Но я собиралась от него отказаться ровно для того, чтобы участвовать в выборах.

Операция «постель»

Как могло случиться, что квартиру, где вы встречались, не проверили на наличие там подслушивающих и просматривающих устройств? Или это была съемная, временная квартира?

Это его (Касьянова. — NT) собственность, и ее проверяли незадолго до того, как мы туда въехали, — ничего не нашли. Проверяли одновременно офис, дом и квартиру. И нам сказали, что там ничего нет. В какой-то момент — мы полагаем, что это было в октябре 2015 года, когда я на длительный срок выехала (из страны), — у меня сес-тра родила, в этот период те, кто ставили аппаратуру, в квартиру и зашли. Аппаратура была вмонтирована в стену, под обоями: миниатюрная камера, что-то еще квадратное, коробочка — сервер или компьютер, который стоял внизу.

Вы видели эту аппаратуру?

Нет, конечно: ее в какой-то момент, до того как показали фильм на НТВ (1 апреля 2016 года), удалили. Съемка шла, видимо, где-то с середины октября (2015 года) и до марта. Но помощники Михаила Михайловича показывали мне фотографии, которые они сделали: остались следы, видно, что штробили стену, чтобы соединить камеру с тем сервером, который, видимо, передавал съемку. Потом аппаратуру изъяли, все зашпаклевали — это видно, сверху заклеили теми же обоями.

На этой стене, напротив кровати, были часы или телевизор?

Нет, в том-то и дело! Когда иногда меня посещала ужасная мысль, что вдруг что-то есть, я смотрела на эту стену и понимала: на ней ничего нет, ни картинки, ни телевизора, ни часов — ничего вообще.

«Аппаратура была вмонтирована в стену, под обоями: миниатюрная камера, что-то еще квадратное, коробочка — сервер или компьютер, который стоял внизу»

Тогда где же была камера?

Ребята (охранники. — NT) сфотографировали внутреннюю сторону обоев, и там было… как будто прожжено спичкой. То есть, видимо, настолько эта оптика была маленькая, что ее невооруженным глазом нельзя было заметить, да к тому же мы еще оба слепые немножко… Но ведь это не все: еще каким-то образом шла запись всех разговоров на кухне. Потому что те разговоры, которые есть в фильме, — они были не в спальне, они были в основном на кухне. Мы там сидели, ели, пили вино и общались: много, много часов подряд. Причем видео из кухни нет — только из спальни, а вот аудиозапись сделана настолько качественно, что кажется, что что-то было прикреплено прямо под кухонным столом. Но ребята говорят, что там никаких следов: очевидно, все было вмонтировано в стену, которая между кухней и спальней.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.