Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

Темы #Интервью

Адам Михник: «Демократия — деликатное растение. Мы его не уберегли»

В Польшу прибыла американская бронетанковая бригада — защитить польскую демократию от возможной, как опасаются в НАТО, угрозы с Востока. Однако известный польский оппозиционер и диссидент, главный редактор леволиберальной Gazeta Wyborcza, одной из самых высокотиражных ежедневных газет Польши, Адам Михник убежден: сегодня главная угроза демократическим ценностям в стране исходит изнутри — от нынешней польской власти. С чем конкретно связаны его тревоги и каким ему видится ближайшее будущее Польши и ее стран-соседей —Михник рассказал The New Times

Фото: Mariusz Gaczynski/East News

Польшу начало лихорадить практически сразу после парламентских выборов осени 2015 года, на которых победила консервативная партия «Право и справедливость» (ПиС) Ярослава Качиньского. Получив абсолютное большинство голосов в сейме, ПиС сосредоточила в своих руках и исполнительную, и законодательную власть: в мае 2016-го президентом был избран ПиСовец Анджей Дуда, а в ноябре того же года выдвиженка партии Беата Шидло стала премьер-министром. Под занавес 2015 года в Польше началась волна масштабных манифестаций в защиту гражданских свобод, организованных «Комитетом охраны демократии» — общественным движением, зародившимся в социальных сетях. Поводом для протестов стал ряд принятых сеймом законов, в том числе об ограничении полномочий Конституционного трибунала. «Системную угрозу верховенству права в стране» увидел и Евросоюз, призвавший руководство Польши исправить ситуацию. В декабре 2016-го в республике разгорелся парламентский кризис: протестуя, в частности, против планов ограничить работу СМИ в парламенте, оппозиция заблокировала пленарный зал. Заседание прошло в другом помещении, где парламентское большинство проголосовало в числе прочих за закон о бюджете на 2017 год. Оппозиция считает принятые документы незаконными.

По путинскому пути

В Польше 2016 год прошел под флагами протестных манифестаций по всей стране. Как можно сейчас оценить его?

Это был год огромного регресса, ужасный год: у нас происходит демонтаж правового государства по примеру путинской России. Но если в России Путин пришел к власти, когда в стране была соответствующая ситуация: ельцинская смута, олигархия и т.д., то у нас ничего подобного не было — ни смуты, ни олигархии, ни кризиса.

В одном из интервью вы так описали победу ПиС на выборах 2015 года: Польша — словно женщина, которая вечером поддалась чарам недостойного мужчины, а наутро посмотрела на него трезвыми глазами и поняла, с кем связалась. Польша уже протрезвела?

Протрезвела. Я считаю, что все дело было в одном только вечере — вечере невнимания. В день выборов люди просто махнули рукой: какая разница, кто придет к власти, меня это не касается. А сегодня поляки видят, как власть шаг за шагом ограничивает их свободу, умаляет их достоинство и гордость, игнорирует чувство справедливости.

Мы сами виноваты в том, что случилось. Только мы: не русские, не евреи, а мы, поляки. Мы пренебрегли разговором с людьми. И проигнорировали социальные сети. Были уверены, что все решают телевидение, радио и газеты, интернет не учитывали вообще. В отличие от ПиС. То же самое, кстати, было с Brexit и победой Трампа… Демократия — это ведь деликатное растение, мы в Польше его не уберегли.

А вот лидер ПиС Ярослав Качиньский утверждает, что в Польше наконец наступила демократия, которая пришла на смену «олигархическому дарвинизму». Вас, кстати, консервативный еженедельник wSieci называет пресс-секретарем этого «дарвинизма».

Никто не умеет так красиво говорить о демократии, как Качиньский. Разве что Сталин умел — он утверждал, что в России нет никаких проблем с демократией. Как там у вас было? «Жить стало лучше, жить стало веселей!»

Когда кто-то подчиняет своей власти прокуратуру, спецслужбы, армию, СМИ, использует их в своих политических целях и называет это демократией — ну что я могу сказать? А практически полный паралич Конституционного трибунала, когда демократия нарушалась на каждом шагу?

Вы лично знаете Ярослава Качиньского. Как вы думаете, чего он хочет?

Власти. Его не интересуют деньги, еда, девушки, юноши — только власть. Это для него адреналин.

Он талантливый политик?

О да. К сожалению. Но у него талант разрушителя.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться