Как создавалось Временное правительство России

Солдаты и матросы, перешедшие на сторону восставших, в Екатерининском зале Таврического дворца.  В центре — Михаил Родзянко, Петроград, февраль 1917 года. Фото: russiainphoto.ru/ЦГАК СПБ

Днем 15 марта (по новому стилю) 1917 года на митинге в Екатерининском зале Таврического дворца состоялась своеобразная презентация нового российского правительства. Никто еще не называл его «временным» — чаще употреблялось словосочетание «Совет министров». Название «Временное правительство» официально закрепилось за кабинетом лишь 23 марта.

Представлял власть известный либерал и член Временного комитета Государственной думы Павел Милюков. Верховный главнокомандующий и император Николай II в тот момент находился в Пскове, где размещался штаб армий Северного фронта. Царь уже решил отречься от престола, но в Петрограде об этом еще не знали. Говорил Милюков экспромтом и под влиянием эмоций наболтал лишнего, раскрыв замыслы праволиберального лагеря сохранить конституционную монархию и передать престол цесаревичу Алексею Николаевичу. Одновременно оратор призвал к сохранению победы, одержанной над старым режимом, и говорил с большим апломбом. «Я слышу, меня спрашивают: кто вас выбрал? Нас никто не выбрал, ибо, если бы мы стали дожидаться народного избрания, мы не могли бы вырвать власть из рук врага. Пока мы спорили бы о том, кого выбирать, враг успел бы организоваться и победить и вас, и нас. Нас выбрала русская революция!» — заявил лидер кадетов.

Вакуум власти

«Русь слиняла в два дня. Самое большее — в три, — ехидничал философ Василий Розанов. — Даже «Новое Время» нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь. Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей». И первым, не дожидаясь императорских решений и рескриптов, рассыпалось царское правительство.

В скоротечной истории Февральской революции в Петрограде безответственно вели себя высшие должностные лица, которые были назначены Николаем II и которые показали свою непригодность к занимаемым должностям. 8–10 марта командующий войсками Петроградского военного округа генерал-лейтенант Сергей Хабалов, военный министр генерал от инфантерии Михаил Беляев и министр внутренних дел Александр Протопопов на протяжении первых 50 часов волнений не только не принимали серьезных мер по борьбе с растущими беспорядками, но даже с опозданием доложили о них в Ставку. Упустили драгоценные первые сутки — и так дотянули до стихийного бунта 12 марта в запасных батальонах, состоявших преимущественно из мобилизованных крестьян.

В разгар войны огромная империя осталась без высшего органа исполнительной власти, а ее столица тонула в хаосе солдатского бунта

Вечером 12 марта члены Совета министров под председательством князя Николая Голицына лишили должности никчемного Протопопова и направили царю в Могилев отчаянную телеграмму, в которой попросились в отставку, предложив назначить нового премьера и дать России долгожданное «ответственное министерство», то есть предоставить парламенту право формировать правительство. Царские министры сами поддержали главное требование Думы и высказались за полную ликвидацию самодержавия. Затем, не дожидаясь реакции Николая II, по словам современника, они добровольно «сложили свои полномочия». Когда революционеры заняли Мариинский дворец — правительственную резиденцию, — никому из министров не пришло в голову собрать законное правительство в любом другом административном здании. В разгар войны огромная империя осталась без высшего органа исполнительной власти, а ее столица тонула в хаосе солдатского бунта.

Николай II узнал о самороспуске своего правительства уже после отъезда из Ставки, на рассвете 13 марта. Ни в пути, ни в Пскове Николай II не назначил новый состав Совета министров, чтобы противостоять мятежному Петрограду.

Однако свято место пусто не бывает.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться