Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times

Темы #Коридоры власти

Валерий Соловей: «Даже друзья президента не всегда могут влиять на принятие решений»

25.04.2017 | The New Times | Новость дня

О властных группировках внутри Кремля, противостоянии чекистов и технократов, борьбе за место премьера, интригах вокруг выборов президента и признаках нового политического кризиса The New Times говорил с доктором исторических наук, автором книги «Революtion! Основы революционной борьбы в современную эпоху», профессором Валерием Соловьем

Вопросы: Иван Давыдов

Есть мифология башен Кремля, которые ссорятся между собой, влияют на президента, стремятся определять внешнюю и внутреннюю политику, многочисленные рассуждения о тех или иных группировках вокруг Кремля… Вы, когда анализируете политическую ситуацию в стране, какие группировки выделяете?

Все зависит от того, ответ на какой вопрос мы ищем. В каждом конкретном случае образуется коалиция нескольких игроков, которые решают определенную задачу. И надо учитывать, входят ли эти игроки в ближний круг президента Владимира Путина и насколько он им доверяет. Но и здесь бывают парадоксальные ситуации — даже те, кто могут с полным правом считаться друзьями президента, не всегда могут влиять на принятие решений. Насколько я знаю, например, решение по Крыму принималось без участия ближнего круга за единственным исключением — к нему причастен глава Совбеза Николай Патрушев. Ближний круг — это те, кого называют «путинским политбюро». Это неформальный консультативный орган. Но в некоторых случаях он очень существенно влиял на экономическую, и не только на экономическую, но и на политическую стратегию Российской Федерации.

ДОВЕРЕННЫЕ ЛИЦА

Кто входит в ближний круг?

Игорь Сечин, Аркадий Ротенберг, ну и Борис (Ротенберг) тоже, Ковальчуки, особенно Юрий, Геннадий Тимченко, Сергей Чемезов, Виктор Золотов, Николай Патрушев, Дмитрий Медведев, а также Герман Греф. Это может показаться странным, но Греф входит в этот ближний круг или, точнее, имеет к нему доступ. Когда весной 2014 года бизнесмены, входящие в ближний круг, решили, что «пора бы прекратить безобразия», парламентером к Путину они послали именно Грефа, потому что Путин к нему прислушивается. Но в тот раз Владимир Владимирович не захотел слушать. После Грефа пытался пойти Тимченко, у которого тоже ничего не получилось.

Под «безобразиями» вы имеете в виду украинские дела?

Да. Они просили не доводить до конфронтации с Западом, избежать углубления конфликта и эскалации.

Союзы внутри ближнего круга всегда ситуативны, или мы можем выделить какие-то устойчивые группы?

Есть устойчивые группы — это финансово-политические кланы, которые формируются вокруг Игоря Сечина, вокруг Ротенбергов, вокруг Ковальчуков. Сейчас, например, образовались две большие коалиции. Одна — это Ковальчуки и примкнувший к ним Сечин — лоббируют на пост премьера Сергея Кириенко, и якобы ему этот пост уже обещан. Сечин и сам хотел бы стать премьером, но, полагая, что у него шансов нет, он примкнул к «кириенковской» коалиции. Вторая коалиция лоббирует на пост премьера Антона Вайно — это Ротенберги и Чемезов. И есть третья большая коалиция — вокруг действующего премьера Дмитрия Медведева. В нее входят Аркадий Дворкович, Игорь Шувалов, которому дали понять, что сам он потерял шансы стать премьером, и министры финансово-экономического блока. Противостояние этих коалиций сейчас — стержень внутреннего политико-бюрократического и экономического процессов.

«Одна группа — это Ковальчуки и примкнувший к ним Сечин — лоббируют на пост премьера Сергея Кириенко, и якобы ему этот пост уже обещан. вторая коалиция лоббирует на пост премьера антона вайно — это ротенберги и чемезов»

А по политическим взглядам членов ближнего круга можно как-то ранжировать, или там кроме денег нет интересов?

Я бы их делил на условно чекистов, или силовиков, и на технократов.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться