В России наконец-то вышел блестящий роман о коротком периоде 1990-х, когда архипелаг ГУЛАГ казался затонувшим навсегда, — «Люди августа»

Фото: Игорь Катаев/ТАСС

Московский писатель Сергей Лебедев пока лучше известен на Западе, чем в России. Его дебютный роман «Предел забвения», опубликованный в 2010 году, не преодолел лонг-листов премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер», зато вышел по-английски, по-немецки, по-французски, по-чешски, по-итальянски и по-македонски. Второй роман «Год кометы» прошел почти незамеченным. Третий — «Люди августа» — вообще сначала был опубликован в Германии осенью 2015 года и только год спустя — в России. Для большинства российских издательств он оказался «неформатом». Тема всех романов Лебедева — непереваренное советское наследство репрессий.

Старые тайны и новое время

Действие «Людей августа» начинается в 1991 году, с падением статуи Дзержинского: «Какие это были месяцы! В августе на Лубянской площади, где глухо стукнулся об асфальт Железный Феликс, общим было чувство, что здесь и сейчас рождается новая страна. Мы уже в ней, нам нужны лишь еще одно или два усилия, чтобы развязаться с печальным и мрачным наследием; нужна правда о прошлом — и мы не повторим ошибок, история пойдет новым путем».

Однако новая страна, заплутав в родовых путях, приходит в конце повествования к сентябрю 1999 года, ко взрыву жилого дома в Москве на улице Гурьянова. «Люди августа» разбираются, в числе прочего и в том, как и почему это произошло. Период, обрамленный двумя этими поворотными для истории событиями, описан как новые темные века: хаос, безвременье, безвластие. Но и Клондайк новых возможностей, идеальная канва для авантюрного романа, которую автор разрабатывает на полную катушку, — от новых сюжетных поворотов не успеваешь дух перевести.

Это особенно ценно в романе о важности исторической памяти, чей родовой порок вроде бы невольная серьезность и морализаторство. Но здесь происходит, так сказать, овеществление метафоры, и старые тайны выкапываются из земли часто в прямом смысле слова. «Есть поверье, что накануне конца света клады выйдут из земли, обнулится эпоха и все скрытое станет явным»: кто-то ищет Янтарную комнату, кто-то — «золото партии», кто-то — Рауля Валленберга. Герой Лебедева по кличке «Искатель» ищет могилы и память людей, сгинувших в лагерях, депортациях и войнах, по заказу их родственников.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться