Режиссер Оливер Стоун сделал фильм, в котором соединены две важнейшие для него темы — разоблачение государственной политики США и поиск идеального национального героя. Сегодня таким для Стоуна стал Эдвард Сноуден, в июне 2013 года раскрывший миру секреты программы тайной прослушки, которую проводят разведведомства США на территории своей страны и за рубежом, а в августе того же года получивший временное убежище в России. 13 сентября 2016-го Сноуден, обвиненный на родине в шпионаже и похищении госсобственности, обратился к президенту Бараку Обаме с прошением о помиловании, которое было поддержано международными правозащитными организациями. Тем временем в рамках Международного кинофестиваля в Торонто прошла мировая премьера фильма Оливера Стоуна «Сноуден», после которой с автором картины встретился корреспондент NT

Эдвард Сноуден (актер Джозеф Гордон-Левитт) в начале пути: он полон решимости служить своей стране. Фото: Allpix Press/East News

Бунтари не без причины

Чем вам интересен Сноуден?

Он честный парень. Он сделал то, что ему подсказывала совесть. В Агентстве национальной безопасности работают тридцать пять тысяч сотрудников, а правду сказал он один. Сегодня Сноуден готов вернуться в США, если ему гарантируют честный суд. Думаю, что Обама может его помиловать, пока не закончился президентский срок. Хочется на это надеяться.

Большинство ваших киногероев отличается бескомпромиссностью и радикализмом — прокурор Гаррисон из «JFK», ветеран Рон Ковик из «Рожденного 4 июля»… Уместно ли в этот ряд поставить Сноудена?

Да, конечно. Они все бунтари. Они все не принимают навязываемых кем-то правил игры.

Так и хочется вас назвать Сноуденом американского кино…

Что ж, я не раз оспаривал тривиальные подходы в самых разных областях жизни и политики. Заполучил тем самым множество врагов. Так что в этой параллели есть какая-то правда.

Оливер Стоун считает свои фильмы формой бунта. Фото: Олег Сулькин

В рамках работы над фильмом вы побывали в Москве девять раз. Насколько эти визиты вам помогли?

Мне было важно лично поговорить с Эдом, узнать все из первых рук. В один из приездов я взял с собой Джозефа (Джозеф Гордон-Левитт, актер, исполнитель роли Сноудена. — NT), он поговорил со своим героем. Мне очень помогал в Москве Анатолий Кучерена, адвокат Сноудена. В основу нашего фильма положены роман Анатолия «Время спрута» и книга журналиста газеты «Гардиан» Люка Хардинга «Файлы Сноудена». В эти приезды я встречался со многими русскими, посетил несколько встреч и вечеринок.

Вы же и раньше приезжали в Россию…

Еще в Советский Союз приезжал. В первый раз я оказался в Москве в начале 1980-х годов, еще при Брежневе, к которому, кстати, относился очень негативно. Я тогда увлеченно писал сценарий о диссидентах. Побывал в дюжине городов, встретился и пообщался с десятками диссидентов. Многие из них пережили психушки, где их превращали в зомби с помощью специальных таблеток. Я контактировал с ними по всем правилам конспирации. Мы назначали встречи в переполненном метро и в безлюдных парках. Множество эмоциональных рассказов я тогда выслушал и написал отличный сценарий. К сожалению, он мне не принадлежал, а был заказан продюсером фильма «Лицо со шрамом» Мартином Брегманом. Мы с ним крупно поссорились, и он похоронил этот проект. Сейчас уже поздно к нему возвращаться, всему свое время. Но я на всю жизнь запомнил этих мужественных людей и осознал, как тяжко живется людям в условиях несвободы. В 1990-е, смутные годы перемен и гангстеров, меня пригласили в Москву на премьеру «JFK». Я несколько раз встречался с Горбачевым, который произвел на меня сильное впечатление. То есть я видел вашу страну в разных состояниях. Увы, я не говорю по-русски. Но ваши люди мне очень нравятся. Я несколько раз здорово с ними напивался. И в Бруклине тоже!

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться