10 марта вышел новый роман Владимира Сорокина «Манарага» — неожиданный взгляд на бумажные книги в цифровую эпоху

Нет ничего пошлее гастрономических образов применительно к литературе — от газетного штампа «вкусно написано» до «пищи духовной». Но Владимир Сорокин — несравненный мастер обновления стертых метафор: любой штамп у него воплощается буквально, открывая неожиданную глубину и комический эффект.

 

Марина Цветаева определяла главные книги в своей жизни как «те, с которыми сожгут». В художественном мире Сорокина в расчет вообще принимаются только те книги, которые стоит сжечь. На профессиональном жаргоне главного героя «Манараги» шеф-повара по имени Геза — «поленья». Нет, речь не о нацистских кострах с идеологически вредной литературой, хотя в каком-то смысле и это можно считать критерием литературного качества. На-оборот — книги очень ценятся. На них готовят еду.

 

Книжный голод

Действие новой книги Сорокина разворачивается в той же фантастической реальности, которая уже знакома нам по «Дню опричника», «Сахарному Кремлю» и «Метели». Это хтоническое царство цифровых технологий разработано уже не менее подробно, чем толкиеновское Средиземье или вселенная «Гарри Поттера», и населено великанами, зооморфами и людьми, которые меняют лица и внутренние органы, как запчасти, и совершенно беспомощны без своих «блох» — чипов, встроенных прямо в мозг и во многом его подменяющих. Только на этот раз речь не о тоталитарно-посконной России, а о Европе, раздробленной на бандитские феодальные княжества.

Владимир Сорокин на церемонии вручения премии «Большая книга», Москва, 2014 год. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

«Первый стейк был зажарен двенадцать лет назад в Лондоне на пламени первого издания «Поминок по Финнегану», выкраденного из Британского музея»

Главный герой — повар-гастролер, обслуживающий модное, декадентское и незаконное увлечение нуворишей: «С тех пор как человечество перестало печатать книги и навсегда сделало лучшие из них музейными экспонатами, book’n’grill появился на свет. <…> Первый стейк был зажарен двенадцать лет назад в Лондоне на пламени первого издания «Поминок по Финнегану», выкраденного из Британского музея». В постгутенберговскую эпоху, когда единственным носителем информации становится цифровое облако, бумажные книги на вес золота. Шашлык из осетрины, зажаренный на первом издании «Идиота» Достоевского, обходится в «5000 фунтов + возможный пятилетний срок заключения». Мысль о том, что человек ценит то, за что дорого платит, а в море слишком доступной информации человеческая память несколько атрофируется, в принципе, незатейлива. Но у постмодернистской сорокинской шкатулки не два и не три дна: читается «Манарага» так же легко и увлекательно, как прежние повести о новой опричнине, но чем читатель искушеннее, тем больше удовольствия доставят ему множащиеся литературные ассоциации.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться