В Санкт-Петербурге открывается ретроспектива картин Василия Верещагина — отца-основателя военного репортажа

«Шипка-Шейново (Скобелев под Шипкой)»,  1878–1879 годы

Экспозиция, которая распахнет двери в Русском музее 20 апреля, приурочена к 175-летней годовщине со дня рождения Василия Верещагина — художника, с которым произошла невероятная метаморфоза: из диссидента он превратился в автора хрестоматийных полотен, ставших элементами советского интерьера.

Выставка может по привычке показаться не такой уж захватывающей. Сюрпризов ждать не приходится: «Апофеоз войны», «Пусть войдут», «У дверей мечети» (в народе это полотно называется «Лифт не работает»), «На Шипке все спокойно» — иллюстративный материал к школьному уроку. На самом деле Русский музей затеял самую злободневную выставку сезона. В русском искусстве никогда не было ничего более актуального и неудобного, чем работы Верещагина, — другое дело, что судьба их сложилась причудливо.

Неудавшийся архаист

Верещагин стоит в ряду русских живописцев особняком. Не передвижник и не мирискусник. Не западник и не славянофил. Родился в Череповце, тогда уездном городе Новгородской губернии. Старший брат — тоже фигура актуальная сегодня, хотя в ином, несколько ироническом смысле: Николай Верещагин — создатель отечественного масло- и сыроделия (это он придумал масло «Вологодское» и пошехонский сыр). Отслужив некоторое время на флоте, Василий Верещагин учился сперва в Академии художеств, потом уехал в Париж, где занимался в мастерской живописца Жан-Леона Жерома — главного оппонента импрессионистов, несколько анекдотичного академиста.

Иногда надпись работает почти как в комиксе: на раме «Смертельно раненного» можно прочесть: «Ой, убили, братцы…»

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.