На русском языке вышел новый роман Дона Делилло «Ноль K», в котором человечеству предложено бессмертие в обмен на полное подчинение тела и разума технологиям

Дон Делилло — сын итальянских иммигрантов,  столп американской  литературы,  Рим, 2016 год. Фото: Marcello Mencarini/Leemage/Afp/East News

Это уже семнадцатый роман-антиутопия классика американской литературы. Главному герою Джеффри Локхарту тридцать четыре года, он обеспеченный безработный. Его отец, миллиардер и покровитель технического прогресса, приглашает сына в криогенную лабораторию вблизи Челябинска, рядом с которым упал метеорит. В лаборатории ждет «заморозки» смертельно больная мачеха Джеффри. Пасынку предстоит провести несколько дней в «Конвергенции» — общине технократов, которые верят в победу науки над смертью: их цель — забыть историю внешнего мира и уберечь свои тела и сознание от старения.

НАЧАЛО АНТИУТОПИИ

Дон Делилло, сын итальянских рабочих-иммигрантов, вместе с Томасом Пинчоном, Филипом Ротом и Кормаком Маккарти определяет современный литературный ландшафт Соединенных Штатов. На родине и за ее пределами он известен прежде всего как автор романов «Белый шум» о тотальном проникновении медиа в повседневную жизнь американцев (Национальная книжная премия США за 1985 год) и «Изнанка мира» (вышел в 1997 году) — об изменении границ частной и публичной сфер в жизни человека. Именно в этой книге писатель предсказал наступление эпохи терроризма, которая началась для западного мира с атаки на башни-близнецы и продолжается сейчас. Предыдущие романы Делилло часто основывались на переосмыслении исторических событий, в частности XX века: испытаний ядерной бомбы в СССР, убийства президента США Джона Кеннеди. В новом романе «Ноль K» читателю предстоит следить за решением одного из самых противоречивых вопросов современности: может ли человечество доверить свое будущее искусственному интеллекту?

Редкая для этого жанра особенность «Ноля K» в том, что его читатель оказывается в самом начале антиутопии, там, где еще есть выбор между технологической революцией и привычным миром, населенным преимущественно людьми, а не роботами.

Джеффри Локхарт — наш типичный современник, который с подозрением смотрит на окружающий мир, скептически относится к глобальным переменам и ведет размеренный, малопримечательный образ жизни.

Борьба за сознание главного героя начинается в коридорах лаборатории, в замкнутом пространстве, почти лишенном окон и связи с внешним миром, а основные события происходят на психологическом уровне. Комната юноши напоминает тесную и функциональную каюту космического корабля — или черепную коробку будущего человека, место без истории. Джеффри изучает инфраструктуру лаборатории (вертикальный и горизонтальный лифты, пищеблок, общие и потайные коридоры и пространства, куда можно попасть только по пропуску со вшитым GPS-маячком), чтобы понять свое отношение к будущему. О передовых технологиях он знает мало, как и большинство его современников, и эта атмосфера неизвестности порождает бесконечные вопросы: «Когда нам удалось продлить жизнь и приблизиться к тому, чтобы стать существами, вечно возобновляемыми, что сталось с нашими импульсами, нашими стремлениями?»; «Разве смерть не благо? Разве не она определяет ценность нашей жизни, минута за минутой, год за годом?»; «Ценны ли мы, если живем вечно?»

Гегемония навязанного, призванного отразить разом наступившую новую реальность «новояза» — одна из первых примет любого тоталитарного общества

В ответах на подобные вопросы и скрыты принципы общины «Конвергенция», а возможно, и будущего человечества. Но ответов не предполагается, потому что в антиутопии Делилло отсутствует определяющий элемент человеческого общества — диалог. Читатель узнает лишь тайну названия романа, которое отсылает к температуре абсолютного ноля по Кельвину (минус 273,15 градуса по Цельсию).

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться