Алексей Бородин поставил в РАМТе политическую комедию Майкла Фрейна

Дворцовые интриги — основа демократии (Олег Зима, Петр Красилов, Александр Рагулин). Фото: Мария Моисеева/пресс-служба РАМТ

На премьере «Демократии» в Лондоне в числе зрителей оказались и персонажи пьесы — Райнхард Вильке и Хорст Эмке, немецкие политики из правительства Вилли Брандта. После спектакля они, возбужденные воспоминаниями о собственных интригах, до утра поили артистов красным вином — главным напитком социал-демократов — и ностальгировали по ушедшей эпохе политических романтиков и идеалистов. Московская «Демократия» так же пьянит и уносит в мир политических грез, где счастье человечества достигается путем краха отдельно взятой человеческой судьбы.

ШПИОНЫ КАК МЫ

Майкл Фрейн, английский драматург, писатель, переводчик и публицист, большой поклонник Чехова (перевел на английский все его главные пьесы), известен русской публике по популярной комедии «Шум за сценой» (многие годы идет в Театре им. Моссовета) и по интеллектуальной драме «Копенгаген» (хит МХТ с Олегом Табаковым в роли Нильса Бора). В «Демократии» Фрейн соединил два столь любимых им жанра, и получилась политическая комедия, балансирующая между интеллектуальным фарсом и откровенной буффонадой. Авантюрный сюжет, целиком и полностью основанный на реальных событиях, разворачивается в начале 70-х годов прошлого века в ФРГ, в администрации федерального канцлера Вилли Брандта. Молодой партийный активист Гюнтер Гийом, отмеченный вниманием партийных лидеров, становится личным референтом Брандта и, по сути, его главным доверенным лицом, а затем и ближайшим другом. Спустя два года служба безопасности разоблачает Гийома как шпиона Штази, после чего Вилли Брандт уходит в отставку, а Гийом получает 13 лет тюрьмы.

Веселый, добродушный шпион почти влюбляет в себя лидера нации, с легкостью вытаскивая из него не только необходимые сведения, но и все его личные тайны, сомнения, пороки и слабости

Это, пожалуй, единственный случай в истории мировой разведки, когда агент спецслужб достиг первого уровня доступа к государственным секретам: то, что не удалось героическому вымышленному Штирлицу-Исаеву, удалось скромному фотографу из Восточной Германии. Майкл Фрейн почти дословно воспроизводит в пьесе донесения Гийома, его стенограммы с заседаний высшего руководства и неформальных встреч в кругу политической элиты Западной Германии, его диалоги с канцлером Брандтом во время предвыборных поездок и дружеских встреч за бокалом красного вина. К моменту ареста веселый, добродушный шпион почти влюбляет в себя лидера нации, с легкостью вытаскивая из него не только необходимые сведения, но и все его личные тайны, сомнения, пороки и слабости. Степень доверия канцлера к своему помощнику была столь велика, что он отказывался верить собственным силовикам и отвергал их любые подозрения. Только когда наручники щелкнули на запястьях и прозвучало ставшее хрестоматийным признание: «Я гражданин ГДР и офицер Министерства безопасности!» — канцлеру пришлось признать очевидное.

История дружбы и предательства на фоне политического противостояния двух миров, разделенных Берлинской стеной, стирает границы между политикой и частной жизнью, постепенно подводя героев к мысли, что политический выбор — это всегда выбор нравственный, какими бы высокими целями мы ни стремились его оправдать.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться