В Еврейском музее и центре толерантности в Москве — две абсолютно разные экспозиции: энциклопедия жизни Шолом-Алейхема и абстрактная серия Герхарда Рихтера

«Тевье-молочник»: спектакль одесского Государственного еврейского театра, 1939 год. Это фото, как и многие другие материалы выставки, показано впервые. Фото: Музей истории евреев в России, Герхард Рихтер 2016

Выставка, посвященная классику еврейской литературы, — «Шолом-Алейхем. Писатель и его герои в искусстве, театре и кино» — рассматривает биографию писателя в контексте его произведений и сделанных по ним театральных и кинопостановок. Вторая экспозиция, впервые представляющая в России работы немца Герхарда Рихтера, называется «Абстракция и образ». Шолом-Алейхем — автор многочисленных произведений из жизни еврейских местечек, Герхард Рихтер — культовый современный художник, занимающий высшие строчки в рейтинге самых дорогих авторов (его картина «Свеча» — нем. Kerze — в 2011 году была продана на аукционе Christie’s за $16 480 626). Планируя одновременно две такие разные выставки, кураторы музея тем самым настаивают на своей принципиальной позиции: Еврейский музей не просто этнографическая площадка с ярко выраженным национальным уклоном, но и выставочная территория, ориентированная на самую широкую просвещенную публику.

Музей в гараже

Еврейский музей и центр толерантности был открыт в ноябре 2012 года. Идее создания такого музея почти двадцать лет, инициатором ее выступил приехавший в Россию в 1990 году Шломо Дов-Бер Пинхос Лазар, итальянский еврей, сначала ставший раввином московской синагоги, расположенной в Марьиной Роще, а в 1999 году — главным раввином Российской Федерации. Район Марьиной Рощи когда-то был старым еврейским кварталом: именно поэтому в 1926 году здесь и появилась единственная синагога, построенная при советской власти. Современные городские власти, откликнувшись на идею создания музея, выделили под эту нужду довольно большую территорию и передали полуразрушенное здание знаменитого Бахметьевского гаража (названного так по одноименной улице), спроектированное в 1927 году выдающимися архитекторами Константином Мельниковым и Владимиром Шуховым. Здание находилось в плачевном состоянии. Пока Еврейский музей занимался сбором и архивированием материалов, в отреставрированный гараж в 2008 году въехал Центр современного искусства, основанный Дарьей Жуковой и Романом Абрамовичем, начав активную выставочную деятельность. На тот момент она была столь вдохновенной и успешной, что составила одну из важнейших страниц в культурной жизни Москвы. Неслучайно впоследствии центр изменил свое наименование и теперь, располагаясь уже совсем в другом пространстве и месте Москвы, называется Музеем современного искусства «Гараж». Однако эхо Бахметьевского гаража будет тянуться за ним еще долго: выставки современного искусства, которые проходили в «Гараже», отличались не только уникальным кураторским вкусом, но и амбициозностью.

Герхард Рихтер. Из серии «Абстрактная живопись», 2016 год

Еврейский музей — этнографическая площадка с ярко выраженным национальным уклоном, но в то же время это и выставочная территория, ориентированная на самую широкую просвещенную публику

Бахметьевский тупик

Став Еврейским музеем, Бахметьевский гараж существенно видоизменился. В первую очередь, за счет внутреннего пространства, и понятно почему: перед ним стояла теперь иная задача — вместить уникальное собрание раритетов, рассказывающих о жизни евреев в Российской империи и СССР. «Нам важно было создать не просто хранилище знаний о давно минувших днях, но постоянно развивающийся культурный центр — музей прошлого, настоящего и будущего, эволюционирующий, обретающий новые формы», — рассказывал директор музея Александр Борода. Выставки, которые теперь организует музей, не могут претендовать на антологичность, все чаще они носят этнографический характер — это происходит в первую очередь потому, что значительная часть пространства отдана под постоянную экспозицию, превращающую историю народа в мультимедийный аттракцион, доступный и понятный широкому зрителю. Среди поступивших в музей даров необходимо выделить библиотеку Шнеерсона — собрание древнееврейских книг и рукописей, а первой его выставкой стала экспозиция «Ле Корбюзье — архитектор книги». Именно небольшие выставочные проекты были призваны подчеркнуть локальность музея, превращая его едва ли не в краеведческий, — «Энди Уорхол: 10 знаменитых евреев ХХ века» или «Меж двух миров. Память о человеке и бессмертие души в еврейской культуре» — выставка, посвященная ключевым ценностям в иудаизме, традициям и обычаям еврейского народа, нашедшим свое отражение в исторических, документальных и культурных свидетельствах.

Герхард Рихтер. Из серии «November», 2008 год

Однако музей наряду с этнографичностью все же стремится оставаться и в пространстве современного искусства (сокращенно — «совриск»). Он показывает работы художников выдающихся, таких, например, как Аниш Капур, который тоже впервые выставился в России именно тут, в Марьиной Роще. Впрочем, с сугубо искусствоведческой точки зрения несомненной удачей можно назвать только один современный проект музея — «До востребования. Коллекция русского авангарда из региональных музеев». Работы художников 1920–1930-х годов из 19 музеев страны были едва ли не впервые представлены зрителям в таком объеме и в такой грамотной экспозиции. С 1918 по 1920 год отдел ИЗО Наркомпроса закупил 1926 работ у 415 авторов, из которых 1211 были распределены по 30 музеям России. Результатом стали уникальные собрания авангарда, многие из которых до сих пор хранятся в музейных запасниках. Среди авторов — Казимир Малевич, Василий Кандинский, Михаил Ларионов, Наталья Гончарова, Любовь Попова, Ольга Розанова, Марк Шагал… Важно, что в этом случае Еврейский музей едва ли не впервые нарушил привычную схему, согласно которой художники отбираются по национальному признаку. Великое искусство пробило самоизоляцию музейного пространства.

 

Шолом

Нынешние две выставки характеризуют концепцию Еврейского музея наилучшим образом. Первая носит национальный характер — где же еще и рассказывать о жизни и творчестве Шолом-Алейхема. Выставка — скорее дань уважения и верность истории, нежели живой продукт современной культуры. Она приурочена к 100-летию со дня смерти классика, и на ней представлены его фотографии, рукописи, автографы писем Толстому и Чехову. Логично, что вместе с рукописями показаны и иллюстрации к его книгам Натана Альтмана, Мане-Каца, Анатолия Каплана, Меера Аксельрода, Герша Ингера. Важную часть экспозиции составляют разные, в том числе и самые редкие, издания сочинений Шолом-Алейхема на идише, в переводе на русский и на другие языки, а также два тома издававшегося писателем альманаха «Еврейской народной библиотеки». За историю искусства отвечают эскизы декораций и костюмов, фотографии сцен из спектаклей по пьесам Шолом-Алейхема, редкие киноплакаты 1920–1930-х годов, а также фильм «Еврейское счастье», снятый в 1925 году Алексеем Грановским по рассказам Шолом-Алейхема (в главной роли — Соломон Михоэлс, художник-оформитель — Натан Альтман). Тем не менее понятно, что эта выставка представляет в первую очередь исторический интерес: многие материалы показаны публике впервые, это первая в мире экспозиция, с таким энциклопедическим масштабом представляющая наследие писателя, чье собрание сочинений называют «еврейской энциклопедией» (вот штрих к характеру писателя: в 1885 году Шолом-Алейхем после смерти своего тестя стал наследником большого состояния, однако принялся играть на бирже и в скором времени обанкротился, что дало ему «бесценный материал для многих рассказов»).

«Биркенау» — абстрактные полотна по мотивам фотографий, снятых узником концлагеря, 2014 год

Фото на память

Выставка работ Герхарда Рихтера открылась еще 9 ноября. Знакомя зрителей с выдающимся современным художником, она представляет исключительно абстрактные его картины разных лет — с 1973 по 2016 год. Центром экспозиции стала инсталляция «Биркенау» (2014) — серия из четырех абстрактных полотен, написанных под впечатлением от фотографий, снятых узником нацистского концлагеря в августе 1944 года.

Афиша кинофильма «Еврейское счастье», 1925 год

Выставка о Шолом-Алейхеме — это скорее дань уважения и верность истории, нежели живой продукт современной культуры

В свой ранний период Рихтер создал целый ряд фотографических образов, используя изображения из журналов, а также снимки из семейного альбома и фотографии друзей. Все это художник трансформировал в живописные полотна, манипулируя ими в духе поп-арта. Он долго работал на стыке живописи и фотографии, но позже полностью перешел к абстрактной живописи, создав большую серию «серых» полотен, одно из которых представлено на выставке в Москве. Рихтер считает, что реальность всегда остается призрачной и любые попытки передать ее обречены на неудачу. Однако критика отмечает, что музей с выставкой Рихтера в очередной раз оказался в зависимой ситуации: экспозиция не дает зрителю представления о том, почему автор возглавляет сегодня список самых дорогих художников мира, в ней представлено только несколько работ большого формата, остальные — небольшие или тиражные. Кроме того, нет самых знаменитых и дорогих раннего периода. Ведь прославили художника не абстракции, а переписанные с семейных фотографий картины «Дядя Руди» и «Тетя Марианна»: дядя — в форме офицера вермахта  — погиб на войне, а 12-летняя тетя (на фото она с маленьким Герхардом на руках) была убита нацистами как умственно неполноценная.

Помимо серии «Биркенау», в инсталляцию вошли и полноразмерные фотографии-оригиналы, послужившие основой для создания полотен, и 93 детали этих снимков. Но и здесь кураторский замысел несколько сузил контекст, в котором существует творчество художника, поместив его скорее в национально-историческое измерение.

Впрочем, повторимся, при всей разности выставок их кураторы как бы призывают зрителя помнить о том, что основная концепция музея — подчеркнуть преемственность в истории еврейского народа. А если зритель при этом обделен по части совриска — так что ж, бывает, не без издержек.

Фото: частная коллекция 2016, Герхард Рихтер 2016, Музей истории евреев в России

Читайте также:

Подписаться