Интервью с польским режиссером Кшиштофом Занусси

Кшиштоф Занусси, приезжавший в Екатеринбург на международный фестиваль театра и кино «В кругу семьи» с новым спектаклем, готовится к премьере нового фильма, также с участием российских актеров. О том, что волнует его сегодня, знаменитый польский режиссер рассказал The New Times

NT: Пан Кшиштоф, в спектакле «37 открыток» у вас играют российские актеры. Все знают, что для репетиций каждого нового спектакля вы приглашаете артистов пожить неделю-две в своем доме, но при этом им нельзя никуда выходить. Это правда?

Ну что вы, можно, конечно. Другое дело, что дом довольно далеко от Варшавы, так просто не поедешь. Зову к себе, потому что благодаря постоянной погруженности в репетиции появляются особые отношения, мы уже не чужие, у нас почти семья. В свободные вечера мы с моими московскими гостями ходили в театр. На этот раз у нас была возможность посмотреть «Политу», необычный мюзикл в 3D про звезду немого кино Полу Негри. Его в Варшаве поставил в «Театре Буффо» Януш Юзефович. Зрители смотрят его в специальных очках, как в кино.

NT: Зачем?

Потому что огромное число персонажей — виртуальные. При необходимости их число увеличивается с помощью очков. Этот же спектакль Юзефович поставил в Петербурге, под названием «Пола Негри». Одна из актрис моего спектакля, Ирина Медведева, играет в русской версии мюзикла. Мы посмотрели еще несколько театральных постановок, гуляли по Варшаве, но в основном были заняты работой, репетициями в моем доме, где кроме меня и моей жены Эльжбеты обитают девять собак.

NT: Так много! Каких?

Самых разных. Есть породистая венгерская выжла, японская акито-аку, это очень редкая порода, а есть и такие, чье происхождение довольно сложно определить, они попали к нам из приюта.

NT: Кто же ими занимается? Вы все время в разъездах.

Это они должны нами заниматься, задача собаки — охранять своего владельца и жилище (смеется). У нас сад большой, им есть где гулять, можно и сбежать, но они этого не делают, любят наш общий дом.

Чулпан и другие

NT: Правда, что вы свой график выстроили согласно временам года: осенью и зимой занимаетесь театром, весной и летом — снимаете кино?

Мечтал бы так жить, но не всегда удается. Когда я не снимаю, мне часто хочется взяться за какую-либо постановку, чтобы тренировать себя, как делает музыкант, играя гаммы. Перерывов быть не должно. И живой контакт с актером очень важен. Поэтому с готовностью принимаю предложения театров. Но главное для меня кино. Вот сейчас с волнением жду премьеры своей новой картины «Инородное тело» совместного производства Италии, Польши и России. У меня там снялась Чулпан Хаматова, Миша Ефремов сыграл маленькую роль, заняты итальянские и польские актеры.

NT: О чем фильм?

Современная история. Столкновение жестких правил сегодняшней корпоративной жизни и нормальной человеческой морали. История о том, как люди продают свою свободу в угоду карьере, деньгам и корпоративной этике. Раньше воевали за свободу против государства, сейчас надо бороться за свободу против корпораций. Они покупают всего человека целиком.

NT: Кого играет Хаматова?

Представителя большой транснациональной корпорации в России. Я попробовал сделать портрет бизнесвумен, лишенной не только сантиментов, но и вообще человеческих эмоций. Однако Чулпан так сыграла, что человек в ней остался, она защитила свою героиню. Это для меня важно, на ее фоне другая негативная дама из сферы бизнеса выглядит тем более страшно.

Право делать кино нужно заработать, оно не дается просто так. Мы не врачи, которые всем нужны. Нас, кинематографистов, никто не ждет

В кругу семьи

NT: Почему для своих фильмов вы выбираете глубокие, философские, социально заостренные темы, а в театре чаще ставите легкие, развлекательные пьесы?

Не совсем так. Около двух лет назад я поставил «Король умирает» Ионеско с Валерием Золотухиным, эту абсурдистскую драму увеселительным зрелищем никак нельзя назвать. «37 открыток» Мак Кивера (в Москве и Питере эту постановку тоже увидят) может рассмешить только комедийным первым актом. Во втором становится ясно, что это трагическая история. Про то, что люди уходят от реальности, не хотят ее признавать. Живут в выдуманном мире, погружаются в фантазии и ложь. Это серьезный сюжет и большая проблема.

NT: С екатеринбургским фестивалем вы связаны уже много лет. Что для вас означает само это понятие — «в кругу семьи»?

Я уверен, что семья — это огромное достижение христианской цивилизации. Есть разные модели сосуществования людей в семье, в исламе, например, она совсем иная. В нашей концепции семьи связующей нитью является опыт поколений, понимание единства отец-мать-ребенок. Сейчас семья находится под огромным напором других концепций. Людей искушают эгоизмом, представлениями о том, что все связи между ними краткосрочны и несущественны. А из-за этого на свет появляются дети, лишенные семейного тепла, всего того, что могли и должны были бы получить в детстве. В России особенно много разбитых семей, по числу разводов россияне — чемпионы мира, это страшная статистика. Мало уважения к старикам, даже в деревнях патриархальные ценности практически исчезли. Так что напоминать о семье, особенно в России, очень важно.

NT: Фестиваль «В кругу семьи» до последних своих дней опекал Валерий Золотухин. Вы ведь не только много вместе работали, но и дружили?

Да, мы были добрыми друзьями. Он был очень талантливый, разнообразный человек. Тонкий, элегантный, хотя родом из совсем простой семьи. Валерий дважды гостил в моем доме, мы много разговаривали, хорошо узнали друг друга. Специально для него я написал пьесу, но не случилось ее поставить. Бог его призвал.

Польша, Россия, Украина

NT: Вы связаны еще с одним киносмотром — «Сердце Байкала», вы его президент. Почему поляк возглавил фестиваль, который проходит в Иркутске?

Раньше поляков туда ссылали, сейчас они едут по своей воле (смеется). Историческая память хранит не только плохое, но и много хорошего. Иркутск — это место, куда отправляли декабристов и польских мятежников. Там люди, которые любили свободу и боролись за нее, находили общий язык. Эта память для меня настолько важна, что ради нее я готов каждый год летать так далеко, поддерживать важное культурное начинание, показывать фильмы из разных стран. «Сердце Байкала» — фестиваль международный.

NT: Что вы думаете о народных волнениях на Украине, которая стоит на распутье между Россией и Европой? Что было бы правильным выбором для Украины, на ваш взгляд?

Думаю, в долгосрочной перспективе европейский путь развития более надежен, чем русский. Если Россия возьмет сейчас на себя украинские долги по нефти и газу, то это, может, и принесет облегчение, но только на время. Вашей стране нужно как можно скорее начать решать собственные насущные проблемы. Развивать Сибирь, чтобы люди не уезжали, строить хорошие автострады и надежные железные дороги. Россия сама должна стать более западной страной. Но это мое мнение, я могу его высказать, но не считаю себя вправе советовать русским, что им делать.

NT: Затронул ли Польшу экономический кризис?

Нет. В отличие от многих других территорий, мы обошлись без рецессии. Но, конечно, есть проблемы, активизировались агрессивные националисты. Но это не только у нас, и в России мы много этого видим, и во Франции это есть, и в Италии и Германии, хоть и в меньшей степени. Конечно, это шаг назад в развитии человечества, но ведь оно никогда не было плавным.

NT: То есть вы не пессимист во взгляде на то, куда движется мир?

К счастью, нет никаких доказательств, что все непременно закончится катастрофой.

Смелость сказать правду

NT: В российский прокат ограниченным тиражом вышел фильм Владислава Пасиковского «Колоски» (в мировом прокате — Aftermath), наделавший много шума в Польше, вызвавший серьезный скандал и раскол мнений. В чем причина?

Эта картина вписалась в очень важный процесс. Мы последние два десятка лет переживаем настоящую свободу. Свобода для культуры — это в том числе возможность и смелость признавать ошибки в своем прошлом. Когда мы были под идеологическим гнетом, мы этого не делали. Сейчас начинаем, например, мириться с украинцами, допускаем мысль, что мы в чем-то виноваты. То же самое по отношению к евреям. Мы виноваты перед ними. Были героические поляки, которые спасали евреев от немцев, но были и случаи, когда польские крестьяне помогали немцам уничтожать своих соседей-евреев. Признание своих грехов требует большой отваги, Пасиковский очень смело сказал о том, о чем в Польше не очень-то хотят помнить и знать. Но мы должны это услышать. Правда все равно должна прозвучать. Нет наций, которые не имеют грехов. Американцы, например, признают, что угнетали индейцев, осознают историческую вину, в этом здоровье Америки.

Чулпан Хаматова, Михаил Ефремов (в центре), Кшиштоф Занусси (справа)
на съемках «Инородного тела»

Учитель и ученики

NT: Александр Велединский, чей фильм «Географ глобус пропил» сейчас на пике популярности, рассказывал, что двадцать лет назад слушал ваши лекции на режиссерских курсах, и его поразило, как вы сразу же объявили: о кино забудьте, вы никому не нужны. А сейчас что вы говорите своим ученикам?

То же самое, я повторяю это постоянно. Чтобы унять гордыню, высокомерие режиссеров и артистов. Право делать кино нужно заработать, оно не дается просто так. Мы не врачи, которые всем нужны. Нас, кинематографистов, никто не ждет, нам нужно доказать, что мы необходимы обществу.

NT: Вы следите за судьбами своих учеников?

Не очень. Их так много, и все в разных странах, уследить за всеми очень трудно. Но довольно часто получаю вырезки из газет, где кто-нибудь упоминает, что слушал мои лекции. Иногда положительно, порой наоборот. Ларс фон Триер несколько раз жаловался в интервью, что мои лекции ему не нравятся. Все рождает у него протест. Говорит, что вспоминает мои слова и все делает наоборот. И он мне симпатичен этим, у Ларса необыкновенный режиссерский дар.

Моя мама говорила, что позорно умирать здоровым, да еще имея счет в банке. Всем надо пользоваться до конца

Рождество

NT: Как вам удается сочетать углубленность философа, склонность к спокойным размышлениям с молодой жаждой путешествий и новых открытий? Откуда у вас столько любопытства ко всему новому?

Бог дал силы. Моя мама говорила, что позорно умирать здоровым, да еще имея счет в банке. Всем надо пользоваться до конца. Огромное благо, что профессия режиссера дает оправдание моему любопытству, меня касается все, потому что никогда точно не знаешь, что пригодится тебе для фильма. Поэтому со мной часто происходят неожиданные и необыкновенные вещи. Недавно я делал доклад на медицинском конгрессе во Вроцлаве, посвященном паллиативной медицине. Это та медицина, которая помогает людям умирать. Речь не об эвтаназии, тут совсем другое. Это огромная система, очень развитая в Польше и во всей Европе. Человек с тяжелой болезнью может обратиться в специальный центр, и к нему, по его желанию, приходит психолог, священник, медсестры, чтобы он мог спокойно подготовиться к уходу, не испытывая страха.

NT: О чем был ваш доклад?

Об ужасе смерти. О том, как современная культура всячески старается его обойти.

NT: Почему?

Потому что это культура трусливых людей. Попса. Все разрекламированное и популярное — для ленивых. Для тех, кто берет только то, что на поверхности, не размышляя, не анализируя. А культура должна осмыслять все, в первую очередь самое страшное и ужасное. Я попробовал показать примеры этого, выслушал много интереснейших вопросов, попытался на них ответить.

NT: Весь декабрь Европа готовится к Рождеству. Как вы отмечаете этот праздник?

Всегда дома, в огромном кругу нашей семьи. Родственники мои и моей жены съезжаются из разных стран в Варшаву, мы собираемся вместе, поем рождественские песни. Потом все по очереди рассказывают, что происходило с ними за год. А еще я делаю всякие смешные вещи, например, часто оказываюсь ведущим симфонических концертов. Во многом преодолевая свои привычки и характер — по натуре я стеснителен, для меня довольно сложно выйти перед публикой и развлекать ее. Но я себе ставлю такую задачу: победить страх. Беседую с залом не о музыке, я же не музыковед, скорее о своих ассоциациях в связи с произведениями Моцарта, Верди, музыкой позднего барокко. Она будет звучать на концертах в Познани и других городах. Буду говорить о том, что скоро Новый год, вспоминать год уходящий и размышлять, что ждет нас впереди.

Фотография: East News

Читайте также:

Подписаться