По частоте употребления тех или иных слов в социальных сетях можно определять не только пол и возраст авторов постов, но и наблюдать различия в мышлении представителей разных полов, а еще следить, как меняется качество жизни человечества в целом

Облака тегов: вверху — слова из женских постов в Facebook, внизу — из мужских

«Предсказатель пола и возраста», созданный командой из Университета Пенсильвании, работает так. Вам не придется заполнять анкеты и проходить тесты — надо просто разрешить приложению на сайте прочесть ваш Facebook. Создавая профиль в соцсети, вы могли не указать свой год рождения и соврать про пол — «Предсказателю» это неважно. Он сосчитает, как часто в ваших записях встречаются те или иные слова, и выдаст вердикт: «женщина-подросток», «пожилой мужчина» — всего вариантов на выбор десять. В девяти случаях из десяти алгоритм дает правильный ответ.

В мае авторы «Предсказателя» опубликовали в научном журнале PLoS ONE подробное исследование про различие мужского и женского языка в соцсетях: они проанализировали больше 10 млн записей, сделанных 68 тыс. пользователей за два года. Научная статья вышла под заголовком «Женщины мягче мужчин, но не менее самоуверенны: язык и гендер в Facebook».

Смысловой сексизм

Проще всего смоделировать соцсеть как два «черных ящика»: в одном все записи мужчин, в другом все записи женщин, и из каждого сыплются отдельные слова без видимой связи друг с другом. Такую модель, когда у разных слов просто подсчитывают частоту их употребления мужчинами и женщинами, авторы построили еще три года назад.

Результат изобразили в виде «облака тегов» из слов и словосочетаний, которые лучше прочих выдают пол автора. Для мужчин это Xbox (название игровой приставки Microsoft) и PS3 (игровая приставка Sony), Сall of Duty (название игры), «лига» и «кубок мира», «правительство», «борода» и несколько нецензурных выражений. Для женщин — «шоппинг», «восхищена», «бой-френд», «волосы», «шоколад» и «милый».

Картинка с «облаками тегов» яркая и убедительная, но мало что проясняет про скрытые причины такого словоупотребления — одни любят игры, другие шоколад, и что с того? Поэтому через три года авторы попробовали иметь дело не с отдельными словами, а с 1281 группой слов, объединенных по смыслу. И тогда, наконец, стало можно говорить о более общих закономерностях.

«Мнение», «факт», «основываясь (на)» — главные маркеры мужских записей. А в языке женщин — «счастливая», «ребенок», «благодарна», «восхитительный»

Вот некоторые наблюдения: хотя спорить можно и о футболе, и о грудном вскармливании, однако споры в соцсетях — по преимуществу мужское занятие. «Мнение», «факт», «основываясь (на)» — главные маркеры мужских записей. Все ключевые слова, связанные с политикой («политический», «свобода», «враг»), — тоже мужские, несмотря на то что в первом мире женщины вот уже сто лет пользуются правом избирать и быть избранными. А в языке женщин существенно больше слов, касающихся эмоций и межличностных отношений: «счастливая», «ребенок», «благодарна», «восхитительный». А также слов вроде «ооочень» и «ооооочень» (sooo и soooo), подчеркивающих степень вовлеченности.

Словом, у женщин — чувства, у мужчин — политика. Больше того, мужская и женская модели общения принципиально различаются. Женщины чаще стараются нащупать точку соприкосновения с собеседником (например, увлечь своими восторгами или вместе кого-нибудь поругать), а мужчины, наоборот, себя собеседнику противопоставляют. Это, в частности, значит, что степень эмансипации общества — даже в США — сильно переоценена. Спрашивается, стоило ли только ради одного этого вывода затевать анализ миллионов записей в Facebook?

С первого взгляда — особенно если вы недолюбливаете слово «гендер» и все с ним связанное — исследование может показаться еще одной новостью из категории «Британские ученые вывели формулу идеального бутерброда». Но для начала полезно понять, кто и зачем за это исследование взялся.

Выученная беспомощность

Команду авторов возглавляет 74-летний профессор-психолог Мартин Селигман, лауреат всевозможных премий и бывший президент Американской психологической ассоциации. Самое известное его открытие — описанный в 1967 году (ученому было 25 лет) эффект «выученной беспомощности». Собаку, запертую в клетке, раз за разом бьют током — она пытается вырваться, но не может. Спустя короткое время ее пересаживают в клетку с двумя отсеками, где достаточно перепрыгнуть через невысокую перегородку посередине, чтобы оказаться в безопасности. Но во время новых ударов током она просто лежит на полу и скулит, потому что в первой клетке твердо выучила: сопротивление бесполезно.

Эффект объясняет поведение не столько собак, сколько людей — и почему десять конвоиров могут отвести тысячу человек на расстрел, не встречая сопротивления, и даже почему люди не ходят на выборы («все давно решено за нас, мой голос ничего не изменит»). Когда человек однажды в какой-нибудь важной для себя ситуации обнаруживает, что от его собственных действий ничего не зависит, — это надолго выбивает почву из-под ног.

Профессор Мартин Селигман, основатель позитивной психологии (крайний справа), на дискуссии с далай-ламой (крайний слева), Сидней, Австралия, 4 декабря 2009 года

В 1976 году по мотивам работ Селигмана двое социальных психологов, Элен Лангер и Джудит Родин, поставили эксперимент в дорогом и комфортабельном доме престарелых. Жильцам одного этажа было сказано, что они сами вправе выбирать, как обставить свою комнату. В частности, есть возможность завести растения в горшках и самостоятельно о них заботиться. Жильцам другого этажа сообщили как факт, что теперь у них на подоконниках поставят цветы, за полив которых будет отвечать медперсонал. Он же будет следить за порядком в комнате — делать ничего не надо. Уже спустя три недели медсестры (которые были не в курсе условий эксперимента) констатировали улучшения у 93% тех, кому доверили выбирать все самим, и всего у 21% тех, кого лишили контроля над состоянием собственной комнаты. Даже если специально обученные люди решают все ваши проблемы за вас, беспомощность сильно бьет по качеству жизни.

Кроме выученной беспомощности наверняка есть и другие психологические эффекты, которые при прочих равных делают существование взрослых дееспособных людей лучше или хуже — но, возможно, не до такой степени, чтобы они переставали справляться с рутинными обязанностями.

Как такие эффекты обнаружить? Исследование «мужского и женского языка в Facebook» — часть проекта по изучению качества жизни в мире, World Well-Being Project, который был запущен в Университете Пенсильвании в 2013 году. Идея была в том, что для такого масштабного проекта методы старой социологии не годятся. А социальные сети дают ученым новый шанс, который нельзя упустить. Цель проекта, пишут авторы, — «оценивать качество жизни и физическое здоровье, опираясь на анализ языка социа-льных сетей».

Большая пятерка

Чем плохи старые методы, которые существовали до всякого Facebook? Классический подход социопсихологов — завербовать несколько десятков или несколько сотен добровольцев (чаще всего — студентов и аспирантов того же университета, где трудится ученый), раздать им длинные анкеты-опросники и, возможно, занять их какой-нибудь процедурой не длиннее нескольких часов в университетской лаборатории. Так были организованы знаменитые эксперименты Соломона Эша про конформизм в 1950-е и Стэнли Мильграма про подчинение авторитету в 1960-е — а также сотни других исследований, включая самые свежие работы по поведенческой экономике.

Но, во-первых, выводы таких опросов сложно обобщать (сотня студентов Йеля — это не просто сто абстрактных людей, выбранных наугад из 7 млрд жителей планеты). Во-вторых, каждый заполняющий анкету ни на секунду не забывает, что в данный конкретный момент он в первую очередь не продавец пирожков, не студентка четвертого курса и не любящая мать четверых детей, а подопытный в психологическом эксперименте. Поэтому анкеты дают в первую очередь представление о том, какой выбор делают подопытные в университетской лаборатории, а не продавцы пирожков и любящие матери в реальной жизни.

Соцсети этого недостатка лишены. Даже если вы поставили однажды галочку «да, я согласен, чтобы мои публичные записи анализировали ученые», то вряд ли будете вспоминать об этом всякий раз, когда берете в руки смартфон. Осталось только сделать так, чтобы комментарии к фотографиям с котиками или отчет о хорошо проведенных выходных отвечали на вопросы, которые социологи и психологи привыкли задавать в своих бумажных анкетах. И тут участники World Well-Being Project заметно продвинулись.

Если у человека высокая сознательность — он выберет для юзерпика фотографию, где снят один, а не в обнимку с девушкой или кошкой. Если фото в необычном ракурсе — он набирает много баллов по шкале открытости

Что, например, полезного психологу может рассказать о человеке его юзерпик? У психологов популярна модель личности под условным названием «большая пятерка» — это значит, что она признает пять главных качеств личности. Экстраверт вы или интроверт? Невротик или образец спокойствия? Открыты новому или консервативны? Доброжелательны? Добросовестны? Зная ответы на эти вопросы, можно — так говорит теория — с высокой вероятностью предсказать, пойдет человек работать дизайнером или бухгалтером. И как будет вести себя в компании из 20 человек. И разболтает ли ваши секреты, если вы ему доверитесь. В мае 2016 года участники команды Селигмана заявили на конференции, что способны описать отдельные качества из «большой пятерки» по юзерпику в Twitter.

Если у человека высокая сознательность — он выберет для юзерпика фотографию, где снят один, а не в обнимку с девушкой или кошкой. Если фото в необычном ракурсе и вообще «художественное» — он набирает много баллов по шкале открытости. И это не просто прогнозы, которые любят делать психологи для глянца («если у человека такой-то психотип, он обязан вести себя так-то и так-то»), а результат статистического анализа выборки из 66 тыс. пользователей твиттера. У каждого (независимо от юзерпиков) изучили содержание 3200 твитов, а потом 434 наугад выбранных человека попросили заполнить классический опросник, по которому и определяют обычно личностные качества из «большой пятерки».

Пока компьютеры угадывают тонкие нюансы изображения хуже, чем распознают слова, текстовые записи — главная надежда социопсихологов. Описать усредненные «женский» и «мужской» языки в соцсети — необходимая стартовая точка для того, чтобы переходить к более узким группам и более детальным описаниям. Если цель — изучение качества жизни, то интереснее всего смотреть на динамику во времени: вот у человека все хорошо, а вот появились тревожные маркеры, незаметные невооруженному глазу. А вот тревожные маркеры появились у целой группы — и тогда полезно заглянуть в новости, чтобы найти этому объяснение.

Или наоборот — понять, как на индикаторы качества жизни в соцсетях влияют те или иные события: войны, выборы, отмена пенсионных накоплений по просьбам трудящихся — вдруг от этого и вправду какой-нибудь группе станет ощутимо лучше? Вот-вот все это можно будет выяснить лабораторными методами. Только вместо микроскопа заглядывать придется в Facebook, вместо культуры бактерий в чашке Петри нацеливаться на правильную группу пользователей, а вместо флюоресцентных меток, которыми метят живые клетки, подбирать правильные слова-маркеры.

Фото: Rusty Stewart, wwbp.org

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.