В рамках фестиваля «Оттепель: лицом к будущему» в Третьяковской галерее на Крымском Валу открылась экспозиция, объединившая официальное и андеграундное искусство 1960-х

Виктор Попков,  «Строители Братска», 1960 год

Огромный совместный проект Третьяковской галереи, ГМИИ им. А.С. Пушкина, Музея Москвы и Парка Горького посвящен послевоенной истории и культуре СССР: под «эпохой оттепели» кураторы понимают период с 1953-го — года смерти Сталина — до 1968-го, когда советские танки во-шли в Чехословакию. Такая довольно расширительная трактовка дает возможность представить на площадках трех музеев обширную коллекцию произведений искусства, артефактов и документов, связанных с этим периодом. На самом деле оттепель была короче и трагичнее, чем может показаться, например, посетителю Парка Горького, где в рамках фестиваля в конце февраля пройдет костюмированная танцевальная вечеринка на катке, а весной эксперты, приглашенные журналом «Теория моды», прочитают курс лекций о стиле 1960-х. Так что не стоит забывать и об изнанке эйфории.

После метели

«Оттаивание» страны, возвращение и реабилитация заключенных начались сразу после смерти Сталина, когда к власти пришел Лаврентий Берия, а осмысление сталинизма и борьба с ним — в марте 1956 года, после знаменитого доклада Никиты Хрущева на закрытом заседании XX съезда КПСС («О культе личности и его последствиях». — NT). Хрущев разоблачил сталинские репрессии, активным участником которых, как известно, сам же и был (Никита Сергеевич долго возглавлял партийные структуры Москвы и Московской области, входил в состав «московской тройки», и на его совести более 50 тыс. репрессированных — это только в Москве). Выступая с антисталинским докладом, Хрущев руководствовался благими намерениями, но и пытался опередить своих партийных конкурентов (Маленкова, Молотова, Кагановича, Ворошилова).

В одной экспозиции встретились те, кто представлял неофициальное искусство, кого травили и выгоняли из страны, и те, кто олицетворял в искусстве власть и официоз

Остро чувствовавший конъюнктуру писатель Илья Эренбург в 1954 году опубликовал довольно слабую повесть «Оттепель» (напечатана в майском номере журнала «Знамя»), в которой поставил вопрос о честности в искусстве, о необходимости выбора между правдой и ложью. Как и вся литература советского периода, повесть была полна скрытых намеков и «прозрачных» метафор, главной из которых стало само ее название. Люди стали выходить из сталинских лагерей, уже можно было что-то обсуждать на кухне, правда, отношение к Сталину было еще невнятным. Вот это сумбурное весеннее настроение и выразил в своей повести Эренбург.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться