180 лет назад был смертельно ранен на дуэли Александр Пушкин. Но не пулей Дантеса была предопределена его гибель, а трагедией мыслящего человека в несвободном обществе

«Смерть Пушкина».  Картина Дмитрия  Белюкина, 1986 год. Фото: Sovfoto/Uigart and History/East News

«Замечательно: как только Пушкин закрыл глаза, разрыв империи и свободы в русском сознании совершился бесповоротно».

Георгий Федотов 
«Певец империи и свободы»

Дуэльная история многократно описана и исследована (хотя и не до конца понята), и не о ней пойдет речь. Речь пойдет о человеке, который поставил перед собой гигантскую, но неразрешимую задачу, не смог отказаться от ее решения и тем предопределил свою гибель.

Гибель Пушкина стала знаком грядущей катастрофы империи, катастрофы, которую он предвидел и пытался предотвратить.

Разумеется, для нас он остался прежде всего великим поэтом, создателем новой русской литературы. Это были его подвиг и его победа. Но была еще одна сфера — для него не менее важная, но, как оказалась, смертельно опасная.

Один из самых значительных и проницательных русских мыслителей Семен Франк писал в этюде «О задачах познания Пушкина»: «Пушкин — не только величайший русский поэт, но и истинно великий мыслитель. <…> Пушкин был одновременно изумительным по силе и проницательности историческим и политическим мыслителем и даже «социологом». А в этюде «Пушкин как политический мыслитель» Франк говорит о «пророческом значении» его политических идей.

Этого Пушкина мало кто знает. Мимо этого Пушкина проходили, как это ни странно, даже самые блестящие пушкинисты.

Царская измена

Один из важных аспектов трагедии Пушкина — историка, мыслителя, политика — тонко уловила Анна Ахматова, определившая «Сказку о Золотом Петушке» как историю царской измены своему слову.

Есть основания предположить, что движение к гибели началось 8 сентября 1826 года, когда Пушкин поверил обещаниям молодого императора Николая I, относившимся и к судьбе России, и к нему, Пушкину, лично. Николай вызвался сам быть цензором Пушкина. Но, например, «Борис Годунов» был отдан на «внутреннюю рецензию» Фаддею Булгарину, написавшему высокомерно критический отзыв: «Литературное достоинство гораздо ниже, чем мы ожидали <…>. Кажется, будто это состав вырванных листов из романа Вальтера Скотта». Отсюда и снисходительная рекомендация императора — переделать пьесу в роман «наподобие Вальтер Скотта». Пушкин и не подозревал, что его подлинным цензором оказался презираемый им Булгарин.

Пушкин и не подозревал, что его подлинным цензором оказался презираемый им Булгарин

В конце 1833 года Николай осознал, что Пушкин претендует на роль «мудреца при государе» и намерен воздействовать на общественное сознание. Это его не устраивало, и император одним движением все поставил на свое место, пожаловав Пушкина в камер-юнкеры — младший придворный чин, который был поэту и не по летам. Пушкин был в ярости, понимая в каком нелепом виде предстал он перед обществом, которое намерен был воспитывать.

Со стороны Николая это не было выходкой самодура, это был точно рассчитанный шаг. Оба — мудрец и царь — вели сложную игру, но царь решительно переигрывал мудреца.

Франк недаром говорил о «пророческом значении» пушкинской мысли. Пушкин предвидел великие мятежи, писал и говорил об этом, в том числе и великому князю Михаилу Павловичу. Он намерен был всей силой своего интеллекта воспрепятствовать гибельному движению.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.