За что Минск арестовал гендиректора «Уралкалия»


Арест в Минске гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера сразу после его официальной встречи с белорусским премьером шокировал российские властные структуры. К сложному и непредсказуемому нраву «самого близкого союзника» в Москве уже привыкли. Но такого коварства не ожидал никто
16_01.jpg
Пока гендиректор «Уралкалия» томится в минском СИЗО, на руднике Березники (Пермский край РФ) продолжают добывать поташ

26 августа около 10 часов утра 40-летний Баумгертнер, возглавляющий также наблюдательный совет Белорусской калийной компании (БКК), зашел в кабинет Михаила Мясниковича. Приглашение от него получили также главный акционер «Уралкалия» миллиардер Сулейман Керимов и глава совета директоров Александр Волошин. Но прибыть в Минск они не смогли. Как чувствовали…

Переговоры продолжались около часа и, по данным источников The New Times в Минске, закончились на повышенных тонах. После этого Баумгертнер сел в машину и отправился в минский аэропорт. Охраны с ним не было. При прохождении предполетного досмотра ему было объявлено о необходимости дополнительной проверки. «Причина?» — «Да что-то непонятно… Вы случайно наркотики не везете?»

Узник «Американки»

В 13.00 двое сотрудников белорусского Следственного комитета (на усиление им были приданы еще двое из республиканского КГБ) надели на Баумгертнера наручники и увезли в СИЗО КГБ (в простонародье — «Американка») в центре Минска. Для такой оперативности местным силовикам созданы все условия: чтобы арестовать кого-либо, в Белоруссии не требуется решения суда, достаточно разрешения генпрокурора.

Еще через час СК выпустил официальное сообщение о задержании Баумгертнера. Одновременно по белорусским телеканалам прошли кадры задержания Баумгертнера в аэропорту: одного из самых влиятельных в России топ-менеджеров обыскивали, как обычного наркокурьера. Но вскоре пресс-секретарь белорусского СК Павел Траулько указал на истинную причину задержания: «Явные злоупотребления служебными полномочиями в корыстных целях, повлекшие нанесение существенного вреда государственным и общественным интересам страны».

16_02.jpg
Владислава Баумгертнера задерживали как заштатного наркокурьера 
«Баумгертнеру еще повезло — про него сразу все рассказали, — замечает в разговоре с The Nеw Times оппозиционный белорусский журналист Светлана Калинкина. — Обычно у нас человек исчезает, его начинают искать родственники, и только потом выясняется, что был задержан по какому-то обвинению».

Ближе к вечеру 26 августа Павел Траулько выступил с развернутыми пояснениями: высший менеджмент «Уралкалия» пытался обрушить рынок калийных удобрений, чтобы ослабить позиции других производителей. Так что белорусский СК не только заступился за национальный бюджет, потерявший в результате происков «международных рейдеров» $100 млн, но и спас от аналогичной участи канадских и немецких производителей калия. Откуда взялась величина ущерба и нарушил ли Баумгертнер хоть одну статью белорусского УК, г-н Траулько не сообщил.

Белорусская блогосфера тут же напомнила ему: Саудовская Аравия тоже в одиночку пытается влиять на нефтяные цены на мировом рынке. Не стоит ли в этой связи белорусским следователям подумать об уголовных делах в отношении саудовского королевского двора?

В СИЗО Баумгертнеру сообщили, что он задержан «как минимум на два месяца». Своей вины он не признал. С осуждением «недружественной акции» Минска выступили первый вице-премьер правительства РФ Игорь Шувалов, председатель Комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов, губернатор Пермского края (где «Уралкалий» платит налоги) Виктор Басаргин, «на уши» было поставлено посольство РФ в Минске. Владимир Путин и Дмитрий Медведев промолчали (формально скандал — не уровня первых лиц), но за них все озвучил руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко, у которого вдруг появились претензии к качеству поставляемого в Россию белорусского молока, а «Транснефть» тут же сократила поставки нефтепродуктов в РБ на 400 тыс. тонн (всего в 2013 году поставлено 5,78 млн тонн. — The New Times) — под предлогом замены 700 км «изношенных труб». Но грозные окрики из Москвы не произвели впечатления на Минск.

27-го в Минск прилетела мать Владислава Баумгертнера. На свидание с сыном ее не пустили, она попросила передать ему необходимые вещи — носки, трусы, свитер, но разрешили только зубную пасту и щетку. Безрезультатно походив больше часа перед зданием СИЗО, пожилая женщина улетела в Москву. Российские дипломаты добились права навестить узника «Американки» только 30 августа.

Роковой просчет

*Белорусская калийная компания (БКК) создана в апреле 2005 г. Изначально акционерам принадлежало по 50% акций компании. В мае 2008 г. «Беларуськалий» уступил 5% своих акций компании «Белорусская железная дорога».
В 2009 году «Уралкалий» и его главный конкурент, второй по величине мировой производитель калийных удобрений «Беларуськалий» объединились в экспортный картель*. Было решено, что все экспортные поставки обоих предприятий отныне будут проходить через нового трейдера — Белорусскую калийную компанию (БКК). Поначалу удача сопутствует партнерам: картель контролирует 42% мирового рынка калийных удобрений, торгуя химикатами сообща и создавая искусственный дефицит для своих главных покупателей — Индии и Китая. На свой главный товар, поташ, партнерам удалось поднять цену со $140 за тонну в 2001–2006 годах до $420 в 2007–2011. И хотя открытых цифр по прибыли и выручке «Беларуськалия» нет, экономический эффект легко оценить по котировкам акций его российского партнера: с начала 2009 года до августа 2011-го они выросли в цене в девять раз. Выручка за 2012 г. составила $5,4 млрд.

И вот в декабре 2012 года в ситуацию неожиданно вмешивается лично Александр Лукашенко: он подписывает указ о лишении БКК статуса монополиста в деле реализации продукции «Беларуськалия» на внешних рынках. Проще говоря, Минск теперь хочет продавать свои удобрения в обход картеля, через независимых трейдеров. Руководство «Уралкалия» пыталось «образумить» Лукашенко: не нужно наращивать экспортные поставки удобрений, иначе цена на них неизбежно упадет и пострадают оба партнера. Не подействовало. И тогда с весны 2013 года «Уралкалий» тоже начинает продавать свою продукцию «налево» — через швейцарскую «дочку» UKT.

30 июля «Уралкалий» объявляет об окончательном разрыве отношений с БКК: «сотрудничество зашло в тупик». За один день акции российской компании дешевеют на 19%. Любопытно однако, что за три дня до этого объявления топ-менеджмент «Уралкалия» начал «скидывать» акции собственной компании на бирже. «Что, видимо, и дало повод белорусской стороне 28 августа обвинить россиян в «мошенничестве» с целью нанести максимальный урон «Беларуськалию».

Разрыв с «Уралкалием» действительно поставил белорусов в крайне сложное положение. «Все менеджеры по продажам ушли к россиянам — там ведь зарплаты несравнимы с нашими. В результате мы потеряли все контакты с клиентами, — жалуется The New Times на условиях анонимности один из топ-менеджеров «Беларуськалия». И добавляет: — Конечно, в нашем УК трудно найти статью, под которую подпадали бы действия россиян, то, что они сделали, это просто некрасиво, сейчас у нас реальные проблемы с продажами». «Красиво» ли поступил сам Лукашенко, подписав тот декабрьский указ, разрушивший первоначальные договоренности сторон, собеседник журнала дать ответ затруднился.

Как бы то ни было, Белоруссия решила, не откладывая в долгий ящик, искать новые рынки сбыта: 5 августа «Беларуськалий» подписал соглашение о партнерстве с катарским концерном Muntajat — крупнейшим торговцем удобрениями на Ближнем Востоке. Но вскоре белорусы пришли к грустному выводу: с помощью этой сделки потери от разрыва союза с «Уралкалием» они не возместят. А других рынков сбыта после злополучного указа Лукашенко так и не найдено. Что делать? Минск охватила паника. За неделю до поездки Баумгертнера «в гости» к Мясниковичу президент Лукашенко открыто заявил: «Беларуськалию» «ни в коем случае» нельзя потерять «Уралкалий».

Но было уже поздно. Мясниковичу на встрече 25 августа не удалось убедить Баумгертнера восстановить картель. А тому — не удалось улететь из Минска: его арест санкционировал лично Лукашенко.

Опасная игра

Что теперь? «Таких вещей прощать нельзя. И если Россия позволит себя шантажировать, то это будет совершенно недопустимо. Я думаю, по отношению к Батьке пора применять особые методы воздействия», — сказал прокремлевский журналист, главред журнала «Однако» Михаил Леонтьев. — Мы помним, какие он (Лукашенко) в прошлом выделывал кульбиты и как его приводили в чувство. Это сомалийский пират!»

У Минска однако на этот счет есть свои аргументы: «Уралкалий» перед отказом от сотрудничества с БКК вывел из нее свои средства, заявил в эфире белорусского ТВ и.о. замгендиректора БКК Константин Дедук. Кроме того, последние пять судов с калийными удобрениями были переписаны с БКК на дочернюю компанию «Уралкалия», и деньги за груз пришли на ее счет. «Такое стало возможным, поскольку костяк менеджмента БКК составляли сотрудники «Уралкалия», — пояснил Дедук.

16_03.jpg
Сулеймана Керимова, главного акционера «Уралкалия», тоже ждали в гости в Минске

Белорусские эксперты говорят о еще одной, гораздо более серьезной подоплеке скандала. В конце года Лукашенко и Путин проведут встречу, на которой должны будут обсудить ряд серьезных экономических вопросов: от согласования объемов поставок нефти на белорусские НПЗ и цены на газ до возможной приватизации крупнейших белорусских предприятий. В октябре 2012 года, за два месяца до подписания того злополучного «калийного указа», Лукашенко говорил, что ему предлагали взятку $5 млрд за согласие продать за $10 млрд «Беларуськалий», стоимость которого на тот момент белорусские власти оценивали в $30 млрд. Кто предлагал — Лукашенко не уточнил, но все и так угадали: Сулейман Керимов. Скорее всего, на зимних переговорах Кремль вновь поднимет вопрос о продаже крупного пакета акций «Беларуськалия» — уже по намного меньшей цене.

«Батька пошел ва-банк, — предположил в разговоре с журналом белорусский политолог Александр Класковский. — Если он выиграет в этой «игре нервов», то сможет добиться неплохой компенсации за «развод» с «Уралкалием», новых уступок по нефти и газу, а также, возможно, и новых кредитов. Взяв заложника, он пытается повысить ставки на переговорах с Кремлем».

Но не слишком ли рискованную игру ведет Лукашенко? С одной стороны, Минфин РФ уже заверил: скандал вокруг ареста Баумгертнера не затянет вопрос с выдачей Белоруссии очередного транша $450 млн по позапрошлогоднему кредиту ЕврАзЭС. С другой, уже страдают белорусские экспортеры молочной продукции. Да и российской нефти в Белоруссию стало меньше поступать — ровно на четверть. А нефть-то — не калий, без нее — вообще никак. 

30 августа, в день рожденья Батьки, из Москвы прозвучало еще одно грозное заявление: требование «немедлнно освободить Баумгертнера» озвучил помощник президента РФ Юрий Ушаков. А по Минску в тот же день прошел слух: добыча калия в Белоруссии приостановлена на неопределенный срок — из-за отсутствия спроса. 


фотографии: Владимир Федоренко/РИА Новости, Андрей Рудаков/Bloomberg/Getty Images, скриншот с YouTube



Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.