38_240.jpg
«Призывы к санкциям против Беларуси» теперь обойдутся диссидентам в два года лишения свободы. «Дискредитация государства» стоит столько же. Кого и чего так боится президент Александр Лукашенко — разбирался
The New Times


37-летний Игорь, с которым корреспонденты The New Times познакомились в поезде Минск—Москва, работает охранником в московском ресторане. В месяц получает 25 тыс. (российских) рублей. Даже с учетом тех 6 тыс., что он платит за койко-место в трехкомнатной квартире с земляками, это лучше, чем в родном Гродно: там зарплата была чуть более 1 млн белорусских рублей (3,5 тыс. российских). «На харчи в Белокаменной не трачусь — ресторан кормит бесплатно, сама работа — не бей лежачего, за два месяца — ни одного происшествия, а если что случится — просто нажму на кнопку, приедут полицейские», — откровенничает Игорь, в свободное время приторговывающий запчастями.

Миллион беглецов

В России на работу охранником Игоря как гражданина иностранного государства брать без специального разрешения не имели права. «Взяли без проблем — минут за 10 переговорил с директором, и все!» Закон в России, конечно, не закон, соглашается Игорь, но такое гуляй-поле все равно лучше, чем в Беларуси, — «там, кроме порадка (так белорус выговаривает слово «порядок»), вообще ничего нет». «Скоро все убегут», — подытоживает Игорь. Статистика — на его стороне. По данным белорусского Госстата на май 2011 года, из страны уехали около 300 тыс. человек. После мая публиковать официальные данные вдруг прекратили. По неофициальным, в течение 2011 года Белоруссию покинули более 1 млн человек. Цифра внушительная, если учесть, что в стране с десятимиллионным населением трудоспособных — около 5,8 млн. Основной маршрут миграции — Россия, где белорусы имеют равные с «аборигенами» социальные права. Большинство среди трудовых мигрантов — строители: у соседей удается заработать в 5–10 раз больше! На втором месте — водители и представители сферы обслуживания. На третьем, по данным белорусских блогеров, жрицы любви — им в последнее время удалось вытеснить в московских притонах украинок.

Так что нехватка рабочих рук в Белоруссии чувствуется очень остро. Мэр Минска Николай Ладутько на днях дал распоряжение подчиненным: все безработные, состоящие на учете в центре занятости, должны отправиться на помощь коммунальным службам на уборку снега. Очищать улицы начнут и белорусские проститутки, которые не хотят или не могут оплатить денежные штрафы, выписанные милиционерами. К слову, общая задолженность трехсот столичных «ночных бабочек», подвергшихся административному наказанию, — 170 млн белорусских рублей, или около $20 тыс. Вот эти деньги жрицам любви и предложили отработать на улице, убирая снег.

Дабы остановить бегство кадров, в провинции руководителям госорганизаций и предприятий запрещено увольнять людей по собственному желанию и предписано «удерживать персонал любыми средствами». В ход идет стандартное запугивание в виде «порчи» трудовой книжки: если уволить в Белоруссии человека за прогул или «за пьянку», он вряд ли уже когда-нибудь устроится в госорганизацию.
 

В провинции руководителям государственных предприятий запрещено увольнять людей «по собственному желанию»    


 
38_490.jpg
«Как им удалось?»

Из-за экономического кризиса, пик которого пришелся на февраль–март прошлого года, покупательная способность белорусов упала вдвое: цены на продукты питания выросли за прошлый год в три раза, зарплаты — только в два. Лукашенковскую экономику спасли $3 млрд российского кредита, выданного по линии ЕврАзЭС. И, как считают эксперты, речь идет лишь о временной передышке. Дальнейшее выживание Лукашенко по-прежнему полностью зависит от кремлевских щедрот и от того, кто ими там распоряжается. Батька всегда ревновал к финансовому могуществу Владимира Путина. Говорят, он пришел в бешенство, узнав, что после недавней покупки «Газпромом» белорусского «Белтрансгаза» зарплаты его сотрудникам по личному указанию Владимира Путина подняли в три раза. Но сегодня Лукашенко куда больше озабочен акциями протеста в России и разговорами о реформах, замечает в разговоре с The New Times социолог, экс-депутат белорусского парламента Ольга Абрамова. Расширение репрессивных статей законодательства, считают эксперты, продиктовано в первую очередь страхом перед возможным «импортом» протестных настроений из России. «Никакие санкции ЕС в отношении Минска не могут быть действенными по одной простой причине: в Белоруссии нет ни одного человека с серьезными деловыми интересами на Западе, — заметил в разговоре с The New Times белорусский политолог Виктор Мартинович. — Другое дело Россия: у нее с Белоруссией свободный поток людей и идей в обоих направлениях».

Говорят, в администрации белорусского президента уже прошло закрытое совещание, где обсуждали вопрос «оптимизации контроля за пассажиропотоком в Россию и обратно». «Он (Лукашенко) видит в митингах на Болотной косвенную угрозу своей власти: в России работает миллион белорусов, границы между нашими странами абсолютно прозрачные, и кто знает, какую «болезнь ума» подхватят его подданные на заработках», — замечает Ольга Абрамова.

Опасения, надо сказать, небезосновательные. «Летом прошлого года в Минске людей хватали и избивали просто за хлопанье в ладоши* * Так многие белорусы выражали свою солидарность с организаторами «автопробегов протеста» в Минске и других городах. , — напоминает 32-летний Алексей из Могилева, работающий прорабом на московской стройке. — А российские «несистемщики» добились права митинговать почти у стен Кремля. Вот мы и думаем: как им это удалось?»

Не менее российской Лукашенко заботит и ситуация вокруг Сирии, где санкции ООН, как в случае с Ираном и Ливией, избраны в качестве средства внешнего давления на правящий режим и активизировали действия оппозиции. «Лукашенко мыслит в рамках конспирологических теорий, он уверен: события в Сирии инспирированы извне, — полагает кинодокументалист Юрий Хащеватский. — А стало быть, если свести на нет призывы к санкциям, то уйдет и угроза массовых протестов».
38_490_02.jpg
38_180_01.jpg
38_180_02.jpg
 «Кассиры» президентской семьи:
 Владимир Пефтиев
 (верхний  снимок)
 и Юрий Чиж (нижний снимок)
Опасная сеть

Вообще-то на «внешние угрозы» режим в Минске начал реагировать задолго до Болотной. Главным врагом для официального Минска стал интернет. Сначала белорусским пользователям запретили размещать любые коммерческие объявления на зарубежных сайтах и использовать их для совершения покупок. 6 января белорусским компаниям запретили использовать для своих веб-представительств иностранные доменные имена. Как поведал The New Times на условиях анонимности менеджер крупной белорусской интернет-компании, в правительстве есть планы постепенно вообще превратить белорусский сегмент интернета во внутренний интранет — наподобие китайского. Так, государственный монополист-оператор связи «Белтелеком» уже возмущался по поводу того, что Skype сокращает его прибыли от международной телефонии, а популярность у белорусов зарубежных сайтов создает дополнительную нагрузку на каналы связи. Мол, если бы все сайты, которыми пользуются в стране, были расположены в Белоруссии или России, оператору было бы проще обслуживать абонентов.

В стране существуют два оппозиционных сайта — «Хартия 97» и «Белорусский партизан». У первого редакция в Вильнюсе, у второго — в Москве. Оба в рейтинг-листах неизменно занимают первые места. Для борьбы с ними власти придумывают новые средства. Указом президента Белоруссии создан Оперативно-аналитический центр (ОАЦ), который занимается борьбой против «виртуального экстремизма». По некоторым данным, борьба с виртуальной оппозицией стала основной работой сотрудников Аналитического управления при президенте и редакции официального журнала «Белорусская думка» — журналисты и аналитики занимаются троллингом в форумах белорусских оппозиционных порталов, а также российских ресурсов, где публикуются критические материалы про белорусские власти. Видимо, для борьбы с виртуальным экстремизмом создан и сайт predateli.com, на котором перечисляются выдуманные факты из личной жизни оппозиционных политиков и журналистов. В прямой связи властей с такого рода ресурсами никто и не сомневается — в predateli.com опубликовали фотографию одной из негосударственных журналисток, которую она сдавала в милицию для получения паспорта.

В 2010 году власти приняли постановление о персонификации пользователей интернета — теперь при посещении любого интернет-кафе приходится предъявить паспорт, и данные оттуда аккуратно переписываются администратором. В 2011-м ОАЦ признал оба упомянутых сайта «экстремистскими», а генпрокуратура Белоруссии обязала все государственные учреждения заблокировать к ним доступ.
 

Говорят, Владимир Пефтиев пообещал выложить $1 млн тому, кто вычеркнет его фамилию из стоп-листа ЕС    


 
38_490_04.jpg
Минск. Протестный флэш-моб в виде хлопанья в ладоши (снимок сделан в сентябре 2011 г.)
 
Минус 25

Тем не менее во властных кулуарах в Минске все чаще поговаривают: Лукашенко так или иначе придется по примеру российских коллег менять тональность разговора с оппозицией. Сразу после парламентских выборов, которые пройдут осенью, «Лукашенко выпустит на свободу всех заключенных, а пару-тройку оппозиционеров даже допустит в парламент», — уверенно заявил The New Times высокопоставленный правительственный чиновник в Минске. Он обратил внимание на «непривычно смелое поведение некоторых фигур в окружении Лукашенко, которые однозначно недовольны клинчем Беларусь–Европа»* * После событий 19 декабря 2010 г., когда власти задержали в Минске около 600 участников акции протеста, в том числе 6 экс-кандидатов в президенты, ЕС и США ввели совместные визовые санкции в отношении 157 белорусских чиновников. . Дело в том, что в республике разгорается скандал вокруг демарша двух оппозиционных структур — движения «За демократическую Беларусь» и Белорусского института стратегических исследований (БИСИ), обратившихся к Брюсселю с предложением сократить на 25 фамилий список должностных лиц, которым запрещен въезд в ЕС. В списке, например, ректор Белорусского госуниверситета Сергей Абламейко, главред официозного издания «Советская Белоруссия» Павел Якубович (брат известного российского телеведущего Леонида Якубовича), директор БелТВ Геннадий Давыдько… Но основное внимание привлекает фамилия Владимира Пефтиева, владельца компании «Белтехэкспорт» — наряду с главой компании «Трайпл» Юрием Чижом тот считается основным деловым партнером сыновей Александра Лукашенко — Виктора и Дмитрия. Говорят даже, что оба бизнесмена — «кассиры» президентской семьи, а фактическими владельцами их компаний являются сыновья Лукашенко. По данным бывшего кандидата в президенты Белоруссии Алеся Михалевича, получившего весной 2011 года политическое убежище в Чехии, именно Пефтиев провернул всю «спецоперацию» со списком, пообещав «выложить» $1 млн за то, чтобы его фамилию вычеркнули из стоп-листа ЕС. По замечанию экс-главы президентской пресс-службы Александра Федуты, у Пефтиева есть недвижимость в Австрии, там же находится его семья, так что «санкции ЕС ему очень мешают».

Оно, конечно, понятно. Но чтобы с помощью ухищрений пойти наперекор линии Батьки, известного предельной мнительностью по отношению к своему окружению, по белорусским меркам — это верх смелости.
 38_490_03.jpg




Читайте также:

Подписаться