В "большом" человеке все должно быть прекрасно

«Вот почему хочется быть генералом? Потому что, случится, поедешь куда-нибудь — фельдъегеря и адъютанты поскачут вперед: «Лошадей!» И там на станциях никому не дадут, всё дожидается: все эти титулярные, капитаны, городничие, а ты себе и в ус не дуешь». Прошло каких-нибудь 174 года с выхода бессмертного «Ревизора», а генералом (премьером, вице-премьером, министром — нужное подчеркнуть) хочется быть, как выяснил The New Times, ровно потому же

Получение особого статуса — мечта любого чиновника высшего уровня», — сказал автору один из собеседников, многие годы проработавший на верхних этажах российского правительства.
«Особый статус» — это нечто большее, чем госдача на Рублевке, или в Горках, или Мерседес G-класса вместо Ауди-8, которые распределяются Управлением делами президента РФ. «Особый статус» — это возможность заехать поболтать на дачу к президенту или премьеру, и необязательно о делах. Обращение к ним на «ты» и по имени. И — возможность решить вопросы до всякого заседания даже узкого состава правительства. За этим следуют и особые льготы, которые по российской табели о рангах имяреку и не положены. Так, Герман Греф, друживший с Путиным еще со славных питерских времен, будучи в свое время всего лишь министром, имел привилегии, которые были положены премьеру, а нынешний вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин помимо самой высокой зарплаты в правительстве (вместе со всякими «накрутками» — 5,5 млн рублей, в то время как у первого вице-премьера плюс-минус 4 млн) может практически в любое время зайти к тому же Путину, что называется, на огонек: в лихие месяцы кризиса даже «настоящий Игорь Иванович» (Сечин), пожалуй, уступает ему в аппаратном весе.

Знаки отличия
Чиновники определяют вес коллеги на административном рынке отнюдь не по тому, какой пост он занимает или чин имеет: по телефону на столике сбоку, по размеру кабинета, по тому, в какую столовую ходит.

Например, существует как минимум пять типов телефонных линий специального доступа и разной степени защиты. Линия самого высшего уровня позволяет разговаривать с президентом напрямую: в зависимости от статуса разговора, формального или неформального, связь может быть односторонней (от президента к чиновнику) либо двусторонней. К этой линии присо­единены 28 абонентов,¹ и она доступна премьер-министру и его заместителям, главе администрации президента, а также министрам ключевых федеральных ведомств. Следующей по значимости является линия с телефонными аппаратами вишневого цвета: ими пользуются примерно 50 чиновников высшего уровня в правительстве и президентской администрации, от министра и выше. «Звонок по этой линии может быть принят только «лично» и никогда — секретарем», — утверждает один из бывших вице-премьеров правительства. Есть еще специальная линия дальней правительственной связи (около 100 абонентов)² и так называемые вертушки (еще одна линия с фиксированными абонентами), предназначенные для руководителей департаментов и управлений аппарата правительства. Звонки по этим линиям могут приниматься секретарями: начальники их редко берут — суперпрестижная в советское время «первая вертушка» (АТС-1) — сейчас признак, что чиновник настоящего веса не имеет.
В аппарате правительства есть и специальная линия связи, позволяющая напрямую связаться с премьер-министром. Отсутствие такого телефона означает, что чиновник — неважно, какого он уровня, — попал в немилость.
Тип кабинета (с комнатой отдыха и душем или без оных), его размер — в огромных кабинетах вице-премьеров входящий должен чувствовать всю недосягаемость и огромность начальника, качество мебели в кабинете (с кожаной обивкой или обычной тканевой), близость кабинета к приемной главного начальника — премьера или министра, даже то, что секретари подают посетителям (кофе/чай или просто воду), — короче, все является составляющими того птичьего чиновничьего сигнального языка, показателями формального или неформального статуса, по которому знающие люди тут же определяют, значит ли хозяин что-то во властных коридорах или о нем лучше сразу забыть.

Статусная еда
Наконец, как это было и во времена со­ветской власти, где спецраспределители (в те времена, когда мяса не было в этом магазине, а рыбы — не было и в магазине напротив)³ строго ранжировались по иерархии (улица Грановского — для важных, Сивцев Вражек — для так себе), место обеда во время рабочего дня имеет особое значение.

Например, премьер-министр получает свой обед с кухни, обслуживающей президента. В целях безопасности еда доставляется премьер-министру сотрудниками ФСО: в черной машине со специальными номерными знаками (КХ).
Следующий уровень — для заместителей премьер-министра: они заказывают обеды по меню кухни федерального правительства непосредственно в свою комнату отдыха, и обслуживают их специальные официантки. Для глав департаментов аппарата правительства выделен специальный зал на 7-м этаже Белого дома, остальные сотрудники обедают в общем зале, а для технического персонала — чтобы не дай бог не перемешивались — выделена своя столовая.
Похожая градация «объектов питания» — и в каждом министерстве. «То, где питается начальник, демонстрирует всем вокруг, что он не обычный чиновник, а чиновник, наделенный властью и имеющий особый статус», — объяснил собеседник.

Квартирка класса люкс
Другими символами статуса является место, где дается государственная дача (Рублевка — для верхних чиновников, Архангельское (по Калужской дороге) — для средних; квартира (выделяется государством и может быть приватизирована) — на Остоженке, на улице Шведский тупик, или, напротив, где-нибудь на отшибе, на улице академика Зелинского да еще с планировкой старого образца. Приличная, то есть статусная квартира должна быть от 140 до 240 м2 в доме класса люкс. Дальше — медицинское обслуживание: специальное отделение поликлиники на Мичуринском проспекте — для самых значимых для государства людей, «поликлиника № 1» на Сивцевом Вражке — для тех, без которых отечество, бог даст, не пропадет. Ну и, конечно, машины (на советском жаргоне — «членовозы») — со спецсигналом или без. По словам пресс-секретаря Управления делами президента Виктора Хрекова, автопарк для госслужащих насчитывает более 3 тыс. автомобилей: от БМВ калининградской сборки до Мерседесов суперкласса и на специальный заказ.

Цена бесценного
Между тем все эти блага — это не только показатель статуса и не только возможность жить с известным комфортом — это еще и дополнительный доход, вполне существенная прибавка к зарплате. В советское время подсчитать стоимость чиновничьих привилегий было невозможно: они в буквальном смысле слова были бесценны. Человек, не принадлежавший к узкому кругу партийно-советской номенклатуры (в 1990 году она насчитывала в своих рядах 15 тыс. человек — 0,2% от общего числа чиновников), не мог купить лечение в 4-м главном управлении Минздрава СССР, которое обслуживало номенклатуру, ни за какие деньги — только по очень высокому блату.
Сегодня, слава богу, у нас рынок, а потому любая привилегия — машина или госдача — поддается пересчету на живые деньги.

Например, стоимость аренды дачи на Рублево-Успенском шоссе со скромным домиком в 140 м2 обычному — до известной степени — человеку обойдется в $45 000 в месяц: обладатели госдач, по словам пресс-секретаря Управления делами президента, платят в казну 50–60% от рыночной цены. Значит, к годовому доходу высокого чиновника можно как минимум прибавить 882 тыс. руб­лей. Медицинское обслуживание (для корпоративных клиентов) в супер-поликлинике на Мичуринском проспекте Москвы стоит 50 000 руб. в год (без стационара) плюс столько же на каждого члена семьи: можно смело добавлять к доходу 200 тыс. рублей. Совершенно в фантастические деньги обошлась бы аренда автомобиля с шофером (24 часа в сутки 7 дней в неделю), на которых так любят ездить наши вице-премьеры и особо важные министры: 17 млн 250 тыс. рублей в год (аренда Мерседеса-221 с шофером стоит в сегодняшней Москве 2000–2200 руб. в час).

Плюс — квартиры в собственность в домах, где квадратный метр — от $15 до 20 тыс. Ну и прочего другого по мелочи — на круг вместе с зарплатой и бонусами за прошлый год набегает 24 млн 971 600 руб., или в пересчете на «зеленые» — $1 млн 19 тыс. с хвостиком (в долларах 2008 года). Правда, как подсчитать стоимость чартерных рейсов для высоких госчиновников (во времена второго срока президента Бориса Ельцина они были запрещены — даже вице-премьеры, страшно подумать, летали рейсовыми самолетами)?

Догнать и обогнать Америку
Для сравнения: зарплата госсекретаря США Кондолизы Райс была $191 300 в год (в руб­лях — 4 млн 685 тыс., если судить по декларации о доходах, примерно такую зарплату получает премьер Путин) плюс — медицинская страховка плюс — деньги на всякие, связанные с госслужбой расходы — $10 000 (тоже в год).

Для сравнения: средний годовой доход в США (для работников старше 25 лет) — $32 140. Другими словами, зарплата госсекретаря в 6 раз превышала среднюю по стране.

Для сравнения: средняя годовая зарплата в России (в 2008 году) — 210 тыс. рублей — она почти в 20 раз меньше зарплаты высоких государственных чиновников правительства и администрации президента (в Бурунди этот разрыв составляет 15 раз). К слову: первый указ Барака Обамы-президента касался ограничения зарплат служащих его Белого дома: кризис!

Наконец, собственно зарплата высших российских «слуг народа» — то есть деньги, которые выплачиваются им из средств налогоплательщиков, составляют всего 14% от их совокупного, с привилегиями, дохода. 86% — это милость правителя: захочет — даст, захочет — отберет. За то и любят. Боятся и ненавидят — тоже.

P.S.
Автору тут как-то довелось быть свидетелем любопытного диалога между старшим помощником президента США (его статус соответствует уровню трехзвездного генерала США) и одним известным членом Общественной палаты.
Помощник Обамы: Нам теперь разрешено летать только экономклассом, причем по самой низкой цене.
Член ОП: И на трансатлантических рейсах тоже? Какой ужас!
Помощник Обамы: Что поделаешь — кризис, надо экономить деньги налогоплатель­щиков.
Член ОП: Я, слава богу, не госслужащий: мне билеты бизнес-класса оплачивает Общественная палата...
1 Данные на начало 2000-х годов, сейчас информация настолько засекречена, что обновить данные не удалось.
2 В последнем справочнике связи высшей секретности КГБ СССР было всего 104 абонента.
3 В голод Гражданской вой­ны спецпаек составлял 12 кг мяса в месяц, 1,2 кг сливочного масла плюс крупы и сахар; до 1947 года номенклатура ЦК и Политбюро не получала денежного содержания иполностью обеспечивалась государством; в 80-е годы на буклетик «талоны на питание» стоимостью 150 руб. в месяц жила большая семья плюс родственники.

Читайте также:

Подписаться