Эмре Кизилкая


Несмотря на решение суда в Анкаре, турецкие интернет-провайдеры не спешат возвращать доступ к сайту микроблогов Twitter, заблокированному по требованию властей. Как действует запрет и как с ним борются турки — узнавал The New Times
16_01.jpg
Витрина в одном из предвыборных штабов оппозиционной Республиканской народной партии объясняет, как обойти блокировку Twitter. Стамбул, 25 марта 2014 г.

В последнюю неделю марта на стенах домов в турецких городах тут и там появлялись загадочные комбинации цифр. Но посвященные — а их были сотни тысяч — знали: это цифры DNS — адресов доменных имен. Поменяв их в настройках компьютера, можно успешно обойти блокировку сайта Twitter, а значит, и запрет на социальную сеть, установленный властями 20 марта, за 10 дней до муниципальных выборов в стране. Премьер-министр Реджеп Эрдоган пообещал «искоренить» Twitter. Начав в офлайне борьбу с правительственными запретами, турки показали ему, что «искоренение» будет долгим и непростым.

Twitter-встанька

Формальным поводом для блокировки Twitter стало неисполнение трех решений турецких судов и одного требования прокуратуры. Так, в одном случае некая истица потребовала через суд удалить аккаунт в соцсети, где были размещены ее откровенные фотографии, в другом экс-министр транспорта Турции Бинали Йилдырым потребовал удалить аккаунт с сообщениями о коррупции во вверенном ему ведомстве. Во всех случаях суд удовлетворял требования заявителей, обязывая Twitter удалить означенные аккаунты. Однако турецкие суды… «забыли» отправить соответствующие требования в офис социальной сети. И тогда исполнительная власть потребовала запретить Twitter целиком. Впрочем, по мнению большинства экспертов, власти просто нашли удобный повод избавиться от рассадника вольнодумства перед муниципальными выборами.

В Турции, как и в России, интернет-услуги предоставляются несколькими провайдерами. Каждый из них 20 марта получил письмо из прокуратуры с требованием заблокировать доступ к Twitter. Такие же письма получили и мобильные операторы. Поначалу запрет не возымел действия. По словам турецкого журналиста, вице-президента национального комитета Международного института прессы Эмре Кизилкая, в первый день после блокировки аудитория Twitter, напротив, даже выросла с 1,49 до 1,75 млн человек: турки оказались искушенными в интернет-хитростях. Но еще через пару дней количество пользователей соцсети упало на 50%. «Власти начали чинить все новые технические препятствия тем, кто «обманывал» блокировку», — говорит Эмре.
  

В первый день после блокировки аудитория Twitter выросла с 1,49 до 1,75 млн человек  

 
Обходили запрет в основном с помощью тех самых номеров DNS (Domain Name System), вводя в настройки компьютера или телефона номер DNS стороннего сервера вместо автоматически установленного DNS провайдера. Самые распространенные сервера — Google DNS и Open DNS, но есть и множество других. Впрочем, Google DNS был быстро распознан и также заблокирован турецкими властями.

Вторым по популярности способом обойти запрет на Twitter стало использование VPN (Virtual Private Network): компьютер подключается к VPN-серверу и меняет IP-адрес компьютера на IP-адрес в другой стране. В Турции, правда, многие VPN-провайдеры не выдержали резкого увеличения количества абонентов и в первые дни работали плохо — мощностей не хватало. Однако в целом VPN — лучший способ пользоваться интернетом в режиме ограничений. Даже в Иране, где социальные сети всегда находились вне закона, многие интернет-пользователи обходят запреты с помощью VPN. Еще один, не менее эффективный способ «географического» обмана провайдеров — использование сервиса TOR, который отправляет запрос на сайт через несколько серверов в разных странах, маскируя таким образом реальное местонахождение пользователя.

«Полностью заблокировать доступ к Twitter можно, только если самоизолироваться от Всемирной сети и сделать свой отдельный интернет, как в Китае, — подытоживает Эмре Кизилкая. — Так что расчет наших властей, видимо, на то, чтобы серьезно усложнить пользователям жизнь».

Репетиция зачистки

26 марта административный суд Анкары постановил разблокировать Twitter. Но радоваться по поводу торжества независимого правосудия, как оказалось, рано: турецкие юристы тут же начали спорить, должно ли это решение вступить в силу немедленно или у правительства есть 30 дней на его обжалование.

А 27 марта власти провели новое наступление: был отключен от эфира независимый телеканал Kanaltürk TV и заблокирован доступ к видеохостингу YouTube, на котором появилась запись разговора главы турецкой разведки, министра иностранных дел и замглавы вооруженных сил Турции, обсуждавших возможность военной операции в Сирии. Что теперь? «Уверен, что до выборов «ненадежные» для властей источники информации для пользователей не откроют, а вот в начале апреля, возможно, Эрдоган успокоится и ситуация вернется в нормальное русло», — полагает Эмре. И тут же добавляет: «В августе в Турции — президентские выборы. Так что в марте власти, скорее всего, провели репетицию по зачистке информационного пространства».

Впрочем, результатами турецкой «репетиции» вполне могут воспользоваться и другие «условно демократические» страны. И Россия, судя по нынешнему настрою всех ветвей власти, — в их числе. 


фото: Murad Sezer/Reuters


Статьи автора:

Подписаться